Елена (ljwanderer) wrote in history_russia,
Елена
ljwanderer
history_russia

Categories:

Рита Дорр. Когда работник владеет средствами производства


.


"Я не могу говорить, как эксперт о железнодорожной ситуации. Не дадут адекватной информации и цифры. Тот факт, что 15 Мая 1917 года Министр путей сообщения докладывал Думе, что 25% всех локомотивов империи нуждаются в ремонте, не помогут ничего понять. Рядовой читатель не знает, что даже 5% - компетентные руководители считают высоким показателем.
Можно пойти дальше и сказать, что количество груза, перевезенного в вагонах за период 15-31 мая 1917 года, было 87 тыс. пудов, и это ниже такого же показателя в 1916 году. Но это тоже ни о чем не говорит, тем более что за пределами России читатель не знает, что такое пуд. Цифры не могут адекватно описать ситуацию
."

Железнодорожную ситуацию американская журналистка Рита Дорр смогла изучить, когда в июле 1917 года вместе с другой журналисткой из San Francisco Bulletin Бесси Биттти она провела в поезде два дня, направляясь на фронт. Им удалось занять одну полку на двоих и спать головами в разные стороны. Полка была верхняя, и при каждом толчке Бюллетень Сан Франциско рисковал лишиться своего лучшего репортера, мисс Битти могла вылететь в открытое окно. На 11 сидячих мест было 25 пассажиров, которые во время путешествия были вынуждены сидеть по очереди.

"Каждый поезд идет переполненным, тяжелее всего сейчас купить железнодорожные билеты. Чтобы их купить, нужно дать взятку агенту или менеджеру отеля. Вы идете в кассу и говорите, что Вам нужно уехать в Москву или Казань. Вам нужно уехать завтра или ближайшие три дня. Клерк качает головой: “Я бы мог достать Вам билеты, но Вам придется дополнительно заплатить…скажем 60 рублей”. После того как Вы требуете дальнейших объяснений, он говорит, что нужно заплатить тому, кто будет стоять в очереди за билетом."

Рита Дорр заплатила  за билет до Москвы сорок рублей помимо стоимости билета. Когда же она захотела вернуться, то это обошлось ей уже в сто рублей. В это время она много перемещалась по стране, работая, по ее признанию, курьером, перевозя конфиденциальные бумаги между консульством в Москве и посольством в Петрограде.



"21 июля министр путей сообщения распорядился снизить на 50 процентов количество пассажирских перевозок между Москвой и Петербургом, объяснив это недостатком топлива и подвижного состава. Вскоре купить билеты, достать их за деньги или даже через постель, стало невозможно. Почти то же самое произошло и на Транссибирской магистрали.

Каждый вторник в 8 вечера с Николаевского вокзала отправляется экспресс, и каждую неделю на перроне стоит толпа. Кому кто сколько заплатил, чтобы достать билет – основная тема разговоров в вагоне во время следования. Таким образом во время изнурительной поездки развлекаются пассажиры, делясь между собой опытом. Я знала людей, которые ждали неделями, чтобы иметь возможность дать взятку.

Посадка на транссибирский почтовый поезд, который отбывает каждую ночь и делает остановки в каждом пункте, представляет собой особое зрелище. Люди заранее заполняют платформу и дерутся за то, чтобы занять место на ее краю. По мере того как поезд медленно вползает под купол станции, пассажиры бегут ему навстречу, влезают в окна, затаскивая с собой женщин и детей, бросаются на платформы, дерутся яростно, как тигры, чтобы попасть в двери вагона. Количество вагонов в поезде снижалось постепенно, и теперь их стало недостаточно для того, чтобы обеспечить местами всех пассажиров.

Однако, мы же посылали в Россию комиссию! Разве в бумагах не говорилось о 5 тысячах локомотивов и 23 тысячах вагонов, посланных во Владивосток ? Да, мы посылали комиссию с Джоном Стивенсом во главе, одним из лучших организаторов и исполнителей в США, известным еще по Панамскому каналу. Эта комиссия сделала много хорошего.
Она показала русским как можно увеличить эффективность их дорог сразу на 60 процентов. Мы послали русским вагоны и локомотивы. Тем не менее, транспортная проблема осталась неразрешенной.

В отчете, который был обнародован в середине августа, мистер Стивенс сказал, что основная проблема железнодорожного кризиса – плохое управление. Локомотивы идут всего 2800 верст, вместо этого они могли бы проходить 5 тысяч верст, при этом они могли бы перевозить вдвое больше груза. Сейчас же вагоны постоянно отправляются наполовину недогруженными. Стивенс рекомендовал перейти к диктатуре -централизованному государственному управлению всех железных дорог, государственных и частных. Это было довольно наивное предложение, учитывая то, что правительство уже было бессильно и не могло что-либо контролировать , тем более что-либо диктовать.

Немного ранее мистер Некрасов, министр путей сообщения, издал циркуляр, где он описал свой план выхода из кризиса. Он предложил передать железнодорожную систему  тем, кто в ней работает – инженерам, пожарным, кондукторам, машинистам. Это вызвало возгласы протеста со стороны инженеров и взрыв смеха в русской прессе.
Однако, на самом деле железные дороги были и до сих пор находятся в руках тех, кто на них работает, так же как и в любой отрасли российской промышленности.
"

Самая большая мечта социалистов и философствующих анархистов, пишет Рита Дорр , - передать собственность на средства производства тем, кто работает. Когда вся промышленность будет принадлежать тем, кто управляет машинами, все доходы будут разделены между ними. Это – действительно – замечательная мечта, и, возможно, в какой-то мере, она будет когда-нибудь осуществлена. Но не сейчас! Человечество еще такой Утопии не обучено!


По мнению Риты Дорр самым сильным аргументом к тому, что капитализм еще не готов уйти, является факт, что почти каждый человек в глубине души мечтает стать капиталистом. И это в полной мере подтвердилось в России.

По наблюдениям Рита Дорр, работающие захватили фабрики, заводы, магазины и офисы, но не использовали этого преимущества на общее благо. Они использовали свою власть для вытягивания денег из своих нанимателей и снижения своих трудозатрат. Вот в этом и есть настоящая проблема железной дороги, из-за которой не подвозятся дрова и хлеб в замерзающий и голодающий Петербург – резюмирует Рита. Свой вывод она подтверждает новым рассказом.

"Я была так ошеломлена дефицитом товаров в магазинах и повышающимися ценами практически на весь ассортимент товаров, что пошла к министру по труду и попросила его рассказать что-нибудь о состоянии промышленности в стране. Я не была невежественной в этом вопросе. Например, я знала, что Россия не является исключительно аграрной страной, наоборот, она все больше развивается, как индустриальная держава, особенно в последние десять лет. В России есть пролетариат и система фабрик и заводов… она обладает обширными отраслями: металлургией, текстильной промышленностью, машиностроением, в мирное время они были высокопродуктивны."

После подавления революции и проведения земельной реформы, добавляет Рита Дорр, Россия получила безземельных крестьян, которые влились в ряды пролетариата, чему радовались социал-демократы. Однако, подчеркивает Рита Дорр, человек, лишенный земли может стать хорошим революционером, но необязательно он станет и хорошим кооператором. Если у него есть шанс захватить власть и деньги, он необязательно станет ими делиться с соотечественниками. Революция дала власть и превратила многих людей в маленьких царьков.

“Когда я спросила министра труда о том, что происходит с промышленностью, выражение его лица показало, что вопрос его одновременно позабавил и поставил в тупик. “Если Вы в самом деле хотите узнать”, - сказал он , “ пойдите на одну из фабрик и посмотрите сами”.

Рите дали официальный документ за подписью министра и печатями министерства о том, что она имеет право на вход и осмотр любых предприятий Петрограда. С этим документом она пошла на Выборгскую сторону на одну из ведущих военных фабрик. Однако, на входе ей сказали, что пропуск министра труда не имеет силы, для инспекции фабрики нужен пропуск за подписями и печатями военного министерства. Иностранной корреспондентке отказали во встрече с начальством и объяснили, что начальство тут – фабричный комитет.

“У меня была долгая беседа с этим комитетом, но на фабрику меня так и не пустили”

Однако, комитет изъявил желание дать ответы на все волнующие корреспондентку вопросы. Рита Дорр узнала, что комитет теперь управляет фабрикой, в него выбираются самые умные и высокооплачиваемые рабочие. Они не работают у станков, а выполняют работу в в комитете, однако они получают  свою высокую зарплату полностью. Наниматель теперь не имеет право голоса в управлении фабрикой, теперь комитет диктует ему сколько платить рабочим, сколько часов им работать, когда приходить на работу, когда ее заканчивать, и сколько выпускать продукции. Наниматель платит комитету за их добрые советы и дела. 

“Я спросила комитет, считают ли они такое положение дел справедливым с точки зрения нанимателя. И большинство сказали, что это – справедливо. А один комитетчик спросил меня, кто по моему мнению должен платить комитету. И я сказала, что было бы справедливым, если бы комитету выделяли часть своей зарплаты рабочие, а наниматель имел право голоса. Они нашли это предложение смешным, лишь один, самый глубокомысленный молодой человек, сказал:”возможно это кажется несправедливым, но время все поставит на свои места”


В России заводы и фабрики росли стремительно, пишет Рита Дорр, и рабочего класса еще не было времени для организации, тем более – для получения высокой квалификации. Авторитарная власть не обеспечила промышленность развитой законодательной системой. До войны большая часть промышленности развивалась под иностранным управлением.

 “Когда я была в России в 1906 году меня больше всего поразила одна вещь – подавляющее большинство владельцев магазинов, управляющих, мастеров на производстве были немцами. Трудно было найти русского, управляющего каким-либо производством.

Я рассказала об этом моему русском другу и заметила, что мне бы не хотелось, чтобы в моей стране бизнес контролировали иностранцы, тем более, что эти немцы не были даже российскими подданными. 
Он же лишь пожал плечами и сказал: ”Ничего… Наши мозги не приспособлены для такой работы. Мы – русские…
Но что будет, если случится война c Германией?” – спросила я.

И он, вздохнув сказал: “В этом случае нам придется стать деловыми людьми и искусными механиками, и это будет чертовски трудно”
. Через восемь лет русским, действительно, пришлось воевать с Германией, и им пришлось чертовски трудно преодолевать кризис, случившийся из-за отъезда тысяч высококвалифицированных немецких специалистов. "

Следующую фабрику Рита Дорр все же удалось посетить.Но об этом я расскажу в следующий раз


Tags: 1910-е, железные дороги, мнение иностранцев
Subscribe

  • Петрозаводск. Площадь Ленина

    Традиционная большая летняя поездка в этом году у меня не состоится, а потому придется заменить ее несколькими маленькими. Одна из них пару недель…

  • Зеленогорск. Школа №445 и памятник Ленину.

    Одной из самых заметных достопримечательностей Зеленогорска является ансамбль, расположенный рядом с пересечением Приморского проспекта.и проспекта…

  • Петербург. Доходный дом Ю. Б. Бака

    Один из самых известных доходных домов эпохи модерна находится на Кирочной улице. Это бывший доходный дом Ю. Б. Бака.(Кирочная ул., 24). Далее в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments