eugend (eugend) wrote in history_russia,
eugend
eugend
history_russia

Categories:

К вопросу о соотношении сил ВСЮР – РККА осенью 1919 года

Данный пост (оригинал выложен здесь) – в продолжение вот этой темы и в связи с вот этой дискуссией – я собирался выложить еще в конце прошлого года. В принципе тогда и циферки собрал – но выложить руки дошли только сейчас.

Итак оценки сил противостоящих сторон генштабистами ВСЮР (по данным доклада британского генерала Холмэна) и аналогичные же оценки, подготовленные штабными работниками и сотрудниками разведывательного аппарата РККА.




Оценки ВСЮР
(из доклада ген. Холмэна от 8.10.1919, по данным предоставленным Холмэну офицерами Генерального штаба ВСЮР)

Штыков и сабель
- ВСЮР – 232 000
- РККА – 240 000
Орудий
- ВСЮР - 1000
- РККА - 900
Пулеметов
- ВСЮР – 5700 (в т.ч. 2 700 Льюис-ганов)
- РККА - 4500
Бронепоездов
- ВСЮР - 50
- РККА - 37
Едоков
- ВСЮР -800 000
- РККА – 1 000 000

Оценки РККА
(ВСЮР по данным разведки РККА – к 1 октября, Южфронт – собственные данные к 15 октября, за исключением Украины, по данным 4-го тома Директив ГВ, см. здесь http://eugend.livejournal.com/62317.html)

Штыков и сабель
- ВСЮР – 149 760
- РККА – 225 046

Орудий
- ВСЮР - 494
- РККА - 874

Пулеметов
- ВСЮР - 1647
- РККА – 3533

Несколько замечаний
- кас. оценок численности ВСЮР Холмэном - у Холмэна есть пометка, что из этого числа (232 тыс. штыков и сабель) около 50 тыс. отвлечены на противостояние украинским (петлюровским) частям и борьбу с различными бандами на территории Украины.
- кас. красных оценок – по ВСЮР данные только по силам противостоящим Южному фронту, т.е. без учета войск, противостоящих частям Юго-Западного фронта на Украине, при этом отдельно указано, что в ближнем и дальнем тылу находится 34 500 штыков, 6 800 сабель (всего 41 300) при 121 орудии, в принципе вероятно как раз те самые силы, воюющие с махновскими бандами.


Любопытно противопоставить как оценки друг другу (чтобы понять, насколько верно оценивали противника воюющие стороны), так и противопоставить реальные оценки численности своих войск той и другой сторонами.


I. . Итак, . КАЧЕСТВО РАБОТЫ РАЗВЕДКИ.

1. Как ВСЮР оценивало РККА

Штыки
- По оценкам ВСЮР – 240 тыс.
- По данным РККА – 225 тыс. без учета частей ЮЗФ
Орудия
- По оценкам ВСЮР - 900
- По данным РККА - 874
Пулеметы
- По оценкам ВСЮР - 4500
- По данным РККА - 3533

2. Как работала разведка РККА

Штыки
- По оценкам разведки РККА – 149 750 (без учета частей, противостоящих ЮЗФ)
- По данным ВСЮР – 232 000
Орудия
- По оценкам разведки РККА - 494
- По данным ВСЮР - 1000
Пулеметы
- По оценкам разведки РККА - 1647
- По данным ВСЮР – 5700 (в том числе 3000 станковых и 2700 ручных, Льюис-ганов)

Как видно – даже с учетом корректировок на части, противостоящие частям ЮЗФ (к сожалению, у меня сейчас 4-го тома директив нет под рукой, но там ЕМНИП речь должна идти о незначительных силах как с красной, так и с белой стороны) – белая разведка работала заметно лучше (что в общем-то понятно и объяснимо, в силу наличия «родственных» по духу и идейно близких белым штабных работников РККА ведение шпионажа и получение секретных сведений для первых заметно облегчалось, характерные примеры см. здесь и здесь). В то же время разведка красная если и оценивала более-менее близко общую численность (и то имела место недооценка на 30-40%), то в то же время техническую оснащенность белых войск оценивала кратно хуже (по артиллерии в 2 раза, а по пулеметам так и в 3 раза).

II. Ну и РЕАЛЬНОЕ СООТНОШЕНИЕ СИЛ (по данным штабов противостоящих сторон)

По штыкам – 232 000 ВСЮР против 225 000 РККА (с учетом Украины – примерно то на то, но с некоторым перевесом РККА за счет отвлечения на Петлюру и Махно – 180 тыс. против 225 тыс. на фронте ЮФ).

Небольшое дополнение – оценка числа едоков 800 тыс. против 1000 тыс. у красных в целом коррелирует с оценкой мобилизационных контингентов сторон, которую я делал ранее (ниже специально выложил текст и ссылку, чтобы не искать в следующий раз).


По орудиям – некоторый перевес ВСЮР - 1000 орудий против 874 РККА.
С учетом «тылового-и-украинского» фактора (вычтите 120 орудий, которые по оценкам РККА белые держали в Тылу) – паритет.

По пулеметам – 5700 пулеметов у ВСЮР против 3533 пулеметов у РККА. Тут думаю даже поправочных коэффициенты не дадут преимущества красным, только если полностью игнорировать наличие ручных пулеметов у белых и вести счет только по станковым.

По бронетехнике. Бронепоезда – тут только данные ВСЮР и их превосходство на 1/3. К сожалению нет данных по бронеавтомобилям (вероятно здесь было превосходство у большевиков, но надо разбираться). По танкам могу сослаться опять же на данные доклада Холмэна – к моменту его подготовки 20 танков было передано русским танкистам, и еще 44 оставалось в распоряжении британского танкового корпуса (в т. ч. 10 использовались для обучения, и 8 были в мастерских). Что касается танков, то стоит отметить что их значение было несопоставимо с их численностью – вот небольшая подборка по ним – я бы особо выделил их большую роль в ходе майского наступления, отмечаемую тем же Холмэном. Стоит отметить и разницу Красной армии обр. лета 1919 года и год спустя – если в 1919 году красноармейцы разбегались от одного вида единичных машин, то год спустя уже успешно вступали в противоборство с ними.

Итого техническое оснащение – на тыс. штыков

У белых – 4,3 орудия и 24,6 пулеметов
У красных – 3,88 орудий и 15,7 пулеметов

Еще добавлю немного информации по авиации – согласно Хайруллину и Кондратьеву красные на Южном фронте в разгар осенних боев располагали примерно 50-60 машинами («в значительной мере парализованные бензиновым и маслянным кризисами») – им авторы военлетов противопоставляют 14 машин, но мне представляется здесь имеет место некоторое лукавство. Общее число машин даже по данным авторов книги у белых составило 72 исправных боевых самолета, не считая 47-го британского дивизиона, Севастопольской летной школы и учебного центра в Екатеринодаре. Согласно данным того же Холмэна, к октябрю в Новороссийск только британских самолетов прибыло 168 штук (правда 17 из них некомплектных), из них русским было передано 87 машин (36 Ариэйтов, 30 Де Хэвилендов и 21 Кэмэл), и еще 37 использовалось для обучения. В принципе, можно говорить и о количественном (особенно с учетом фактора снабжения топливом и запчастями), и главное качественном превосходстве над красными. А вот тот факт, что данное превосходство на направлении главного удара белые использовать не смогли – это тема для отдельного исследования.


В целом можно сделать следующий вывод – общее соотношение сил к моменту решающих боев было сопоставимым – и с т.з. численности, и с т.з. технического оснащения (по первому пункту красные несколько превосходили, по второму скорее уступали). И причины поражения белых лежали в плане организационных и стратегических ошибок. К числу первых я бы отнес вопросы работы с моб контингентами – белые не смогли наладить системы подготовки резервов, из-за чего с ростом армии качество ее у них заметно ухудшилось, а также проблемы логистики (из-за чего на исходе боев практически не сказался фактор британского снабжения).



Возвращаясь к небольшому дополнению – оценке числа едоков 800 тыс. против 1000 тыс. у красных, которая в целом ”коррелирует с оценкой мобилизационных контингентов сторон, которую я делал ранее” - я имел в виду следующее:

“Административные возможности выражались в том, что большевики сумели обеспечить и поддерживать в наиболее напряженные моменты как минимум двукратное преимущество в численности. При этом формально обладая большими мобилизационными контингентами, реально для пополнения частей Южфронта они могли использовать их далеко не в полном объеме:
Так, из подконтрольных большевикам территорий мобилизационные ресурсы некоторых не могли использоваться именно для Южного фронта в силу значительной удаленности от ТВД, а также в связи с необходимостью обеспечивать пополнение запасных частей других фронтов – в первую очередь Западного против Юденича и Восточного. Речь идет в частности о следующих губерниях: привязанные географически в большей степени к Восточному фронту Вологодская, Вятская, Казанская, Оренбургская, Пермская, Уфимская, , общей численностью на 1914 год 17,9 млн. чел. и привязанные к Западному фронту (держал фронт против поляков и вел боевые действия против Юденича) Витебская, Минская, Могилевская, Новгородская, Олонецкая, Петроградская, Псковская губернии общей численностью 14,2 млн. человек. Соответственно использоваться на Южном фронте могли мобилизационные контингенты следующих губерний: Ярославская, Владимирская, Калужская, Костромская, Московская, Нижегородская, Пензенская, Подольская, Рязанская, Самарская, Саратовская, Симбирская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Тульская с общим населением 40,1 млн. чел.

Вооруженные силы Юга России летом-осенью 1919 года контролировали следующие губернии:
Черноморская, Херсонская, Донская, Екатеринославская, Киевская, Полтавская, Таврическая, Харьковская, Дагестанская, Елисаветпольская, Кубанская, Ставропольская, Терская с общим населением 32,7 млн. чел.

На территории еще части губерний на тот момент шли боевые действия, то есть их человеческие ресурсы могли использоваться и той и другой стороной – речь идет о Черниговской, Астраханской, Воронежской, Курской и Орловской губерниях с общим населением 14,1 млн. человек.

Таким образом, больше красные могли использовать для комплектования Южного фронта территории с населением порядка 50 млн., белые – порядка 40 млн. При этом красные поддерживали вдвое большую численность своих войск”.


Я могу предположить, что деникинские штабные офицеры предоставили Холмэну завышенные данные (поскольку от того во многом зависели объемы поставляемого англичанами ВСЮР снраяжения и вооружения) – но с другой стороны, Холмэн – как это видно из его доклада – весьма неплохо знал изнанку и подноготную тыла ВСЮР, и обмануть его было достаточно сложно. Поэтому лично я склонен считать, что эти цифры в целом близки к реальным. Любопытно, что Гагкуев приводит несколько иные данные – по числу бойцов во ВСЮР, меньшие чем указаны в докладе выше, примерно на 25-30%. Как впрочем и по красным. Но по Гагкуеву у меня нет четкого понимания – из чего у него складываются его цифры по белым. И очень хочется найти боевое расписание ВСЮР на октябрь из альманаха «Белая Гвардия», за его же авторством – на которое он ссылается. В общем, есть куда копать ))




В целом у меня создается следующее впечатление – белые постоянно и сильно запаздывали с подготовкой пополнений. При том, что в итоге смогли со своих подконтрольных территорий собрать сопоставимое число новобранцев (см. число едоков выше – 800 тыс. против 1 млн. в частях РККА, противостоявших Южному фронту) – сопоставимого числа штыков выставить на фронт они даже близко не смогли. Безусловно – здесь были и объективные причины (это и самостоятельность казачьих областей, де факто неподконтрольных ВСЮР в этом вопросе и при этом до лета 1919 являющихся источником наиболее многочисленных потенциальных пополнений, и тот факт, что часть областей белые поставили под контроль только летом 1919 года, при этом перед тем их уже успели неплохо «прочесать» красные). Тем не менее мне все же представляется, что основной проблемой являлся бессистемный подход белых к данному вопросу и отсутствие должной энергии, упорства и масштаба при создании системы подготовки запасных войск. При том что число «едоков» в 800 тысяч показывает, что мобилизационный потенциал у ВСЮР все же был достаточно велик, и соответственно были возможности подготовки массовых обученных пополнений.


Вот несколько весьма показательных цитат из Гагкуева же:

1. Доклад командующего Крымско-Азовской армией ген. Боровского от 15 (28) февраля на имя Главкома ВСЮР с перечислением причин срыва мобилизации:

«1) Отсутствие у населения веры в Добрармию, в ее силу, в ее успех (февраль 1919 года)
2) отсутствие авторитета у правительства среди населения…
3) успех большевиков на Украине и на Донском фронте… в связи с малочисленностью и неготовностью наших частей моздают боязнь прихода большевиков и близкой расправы со всеми, способствующими Добрармии
4) отсутствие сознания ответственности за неявку, так как органы, обязанные следить и привлекать уклоняющихся, далеко не налажены
5) агитация, ведущаяся как большевиками, так и левой печатью
6) дезорганизованность аппаратов по призыву»


Ремарка Р.Гагкуева – «доклад по сути обобщал причины неудач не только Крымской, но и большинства последующих мобилизаций, проводимых ВСЮР в 1919 г.» - при этом я бы отметил следующий момент. Из упомянутых в докладе причин 1 и 3-я – это специфика февраля 1919 года, летом-осенью того же года, на фоне успехов ВСЮР они были уже неактуальны. А вот прочие причины – 2, 4, 5, 6 – в принципе зависели от дееспособности армейских тыловых и правительственных учреждений Юга России – и если в феврале того же года на них еще можно было ссылаться, то обоснование срыва мобилизации теми же причинами летом-осенью 1919 года свидетельствует об административной и организаторской недееспособности ВСЮР. И как показывает работа Гагкуева – в общем, то именно это и было главной проблемой. Вот еще несколько цитат:

2. «Поды весенних и летних побед и занятие огромной территории не были использованы в положительном направлении… Лишь только примеры одной исключительной храбрости были не нужны. На фронте таковые показывались ежедневно всеми, начиная с рядового в пехоте и канонира в артиллерии. Не хватало хороших и энергичных организаторов и администраторов» (Леонтьев)

3. «Мобилизовывали, мобилизовывали без конца, будучи не в состоянии ни провести, как следует, мобилизации, благодаря вялости правительственного аппарата и массовым злоупотреблениям, ни толком использовать собираемый человеческий материал» (Соколов)

4. Из беседы помощника начальника Военного управления ВСЮР ген. Вязьмитинова с ген. Махровым:
«Если в Первом деле (искусное управление в условиях Гражданской войны) нас упрекнуть никак нельзя, то с резервами дело обстоит плохо. Самым больным местом… является неустроенность нашего тыла. Я уже много раз докладывал Лукомскому, обращая его внимание на срочную необходимость создания Инспекции запасных частей, мобилизационного аппарата и, наконец, настоящего отдела снабжения… Но Лукомский все тянет, и в результате у нас до сих пор нет стройной организации тыла. То что мы имеем сейчас, создавалось на ходу, вроде как приказы Московского государства XV века… Системы не было и нет. А события на фронте происходят с такой быстротой, что существующий фронт не успевает обслужить фронт».

5. Ну и уже практически конец - рапорт начальника Каневского гарнизона (Киевская губерния) от 31 октября (13 ноября). 1919 г: «отсутствие каких бы то ни было подготовительных работ по проведению мобилизации… о дне нашей мобилизации никому не было известно… помещения для приема мобилизованных подготовлены не были… все стремления вызвать ясную видимость проявления живого интереса к собеседованиям с крестьянами на сходах оказались тщетными. Население принимает речи ораторов и призывы помочь армии живой силой с нескрываемым равнодушием»

Нормальной мобилизации белые не могли наладить даже в районах, где население само готово было идти к ним – тот же Гагкуев цитирует ЕМНИП Капнина о крестьянстве центральных губерний, которые после продразверстки негативно настроенные по отношению к большевикам, с охотой откликнулись бы на мобилизацию, ан нет. Впрочем уже через несколько страниц тот же автор цитируется, но речь уже о том, как за короткое время белые сумели оттолкнуть от себя и такого крестьянина.

Кроме того, как видно из цитат выше, кроме проблемы создания мобилизационного аппарата, крайне важно еще и суметь рационально воспользоваться данными человеческими ресурсами – подготовить из них полноценные, более или менее обученные пополнения, и проблему у ВСЮР были и с данным вопросом. Проблемы кстати типичные не только для ВСЮР – в белой Сибири, имевшей еще с осени 1918 года нормальный моб аппарат, нормальных войск из мобилизованных подготовить точно также не могли (характерная картинка в предыдущем посте).

При этом на фоне ВСЮР поражает целеустремленность и активность большевиков – их военное руководство озаботилось созданием Запасных войск еще осенью 1918 года, и в итоге была создана система – практически конвейер – которая «выплевывала» пополнения со скоростью пулеметной очереди – так, в Запасной армии Республики (это правда конец 1919-1920 гг) новобранец готовился в течение 2-х недель, с обязательными боевыми стрельбами и т.д. – безусловно, короткий срок, но при необходимости и имея достаточную массу офицеров, вероятно можно было и на Юге готовить солдата пусть не за 2 недели, но за 5-6 точно. В принципе, у Гагкуева есть информация о том, что срок подготовки солдат в запасных частях у белых составлял 1-2 месяца (хотя самые лучшие солдаты получались при сроке 5-6 месяцев – но это уже из серии "хорошо быть богатым и здоровым").

Крайне любопытно сравнить масштабы и динамику подготовки запасных во ВСЮР и в РККА. По ВСЮР я взял данные у того же Гагкуева, по РККА – в энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция» (тут кстати нужно делать скидку на то, что по РККА данные даны в целом, и против ВСЮР было направлено примерно 30-40% ее усилий).

Первые запасные батальоны формировались при вновь формируемых 11 пехотных дивизиях (приказом РВСР от 11 сент 1918 года по пехотному батальону, арт. батарее и кав. дивизиону при каждой дивизии). Но уже в октябре (приказ от 12 окт. 1918 года) началось формирование 33 отдельных запасных пехотных батальонов в военных округах (в Моск. – 9, Петрогр. – 4, Орловском – 5, Ярославском – 6, Приволжском – 5, Уральском – 4. Перед окр.в оен. комиссариатами была поставлена задача готовить ежемесячно по 20 тыс. человек. В марте 1919 года в ВО были образованы управления запасных войск, одновременно запасные батальоны сводились в запасные полки – к концу апреля 1919 года имелось 16 полков 6,4, и 2-батальонного состава. Кроме того, свои запасные части готовились непосредственно в действующей армии, для чего при фронтах были образованы управления по обучению и формированию войск (упраформы), которые начали создаваться уже к концу 1919 года. В августе на базе одного из таких Упраформов (Востфронта) в Казани была создана Запасная армия Республики, в октябре 1919 года – Запасная армия Юго-Восточного фронта (следующие армии это уже 1920 год - авг. 1920 – Запасная армия Запфронта – война с поляками и сентябрь 1920 - Украинская запасная армия – для обеспечения боевых действий против Врангеля).

Динамика формирования запасных стрелковых батальонов в ВО в 1918-1919 гг.

ноябрь 1918 – 49
декабрь 1918 – 56
январь 1919 – 76
май 1919 – 92
июнь 1919 – 131
август 1919 - 153

к августу 1919 в ВО были также сформированы 3 запасные арт. бригады, 12 запасных арт. батарей, 4 запасных кав. полка, 4 запасных кав. дивизиона, 7 инж. и понт. батальонов, 3 телеф.-телеграф. дивизиона.

В то же время ВСЮР:
В ноябре 1918 года образованы первые 3 запасных армейских батальона
В июне 1919 года еще 4,5,6,7 и 8-й запасные батальоны и 1-й запасной батальон военнопленных, запасной инженерный полк.
В сентябре 1919 – 9-й батальон и 2-й батальон военнопленных
В сентябре-октябре 1919 – 10, 11 и 12 запасные батальоны и 3-й запасной батальон военнопленных, + запасной пулеметный батальон

Интересно сопоставить данные (отдельно повторю – необходимо учитывать, что ВСЮР отвлекала в целом порядка 35-40% войск РККА, а что касается пополнений, то думаю, что в конце лета - осенью 1919 года их на Южное направление шло и вовсе более 50%):

Ноябрь 1918 года – РККА – 49 батальонов vs ВСЮР – 3 батальона
декабрь 1918 – РККА – 56 батальонов vs ВСЮР – 3 батальона
январь 1919 – РККА – 76 батальонов vs ВСЮР – 3 батальона
май 1919 – РККА – 92 батальонов vs ВСЮР – 3 батальона
июнь 1919 – РККА – 131 батальонов vs ВСЮР – 9 батальонов
август 1919 – РККА – 153 батальонов vs ВСЮР – 9 батальонов
сентябрь 1919 – РККА – 153 батальонов vs ВСЮР – 11 батальонов
октябрь 1919 – РККА – 153 батальонов vs ВСЮР – 16 батальонов


* - поскольку за сентябрь и октябрь по РККА у меня данных нет, я оставил сентябрьские цифры. Хотя скорее всего число запасных батальонов в эти месяцы несколько выросло и лишь с достижением перелома на фронте несколько пошло на убыль (в начале 1920 года в ВО имелось 133 стрелковых и 6 пулеметных запасных батальонов, следующий всплеск – 160 стрелковых запасных батальонов – это уже польская кампания)


В общем картина более чем показательная. У белых наблюдается два всплеска числа запасных батальонов – это июнь, после успешных майских операций, когда они поставили под свой контроль значительные территории с большими человеческими ресурсами, и сентябрь-октябрь, когда проблема проявилась во весь рост, и начались решающие бои – белые озаботились вопросом централизованной подготовки пополнений когда «пить боржоми» было уже поздно… И даже здесь на фоне мероприятий РККА усилия, прилагаемые к данному вопросу руководством ВСЮР, выглядят жалкими потугами.

По сути, руководство ВСЮР пустило этот вопрос и переложило его на плечи непосредственно самих частей – запасные батальоны были в пехотных дивизиях, а в цветных частях практически каждый полк имел свой запасной батальон. Но даже если не принимать во внимание негативные моменты, связанные с таким подходом – неравномерность мобилизационной нагрузки, привязанность мобилизованных к своей местности (в условиях ГВ как правило мобилизованные крестьяне лучше воевали в отдалении от своих деревень), отсутствие резервов из пополнений в руках центрального командования – и соответственно отсутствие возможности у последнего влиять таким образом на складывающуюся обстановку – в общем, даже без учета этих факторов, предполагаю, что и на данном уровне по масштабам красные, формировавшие в это же время из фронтовых Упраформов целые запасные армии, на порядок превосходили белых.

В общем, предполагаю, что ВСЮР могли бы при желании отработать механизм подготовки пополнений как раз с конца 1918 года, с тем чтобы получив под свой контроль к концу весны значительные людские ресурсы, тиражировать его на вновь захваченных территориях. И получить нормальные контингенты запасных как раз к решающим боям осени 1919 года. А в итоге остались с тем, с чем остались:

«...Для общей характеристики военного положения, создавшегося на фронте Добровольческой армии, весьма показательна была та обстановка, в которой происходило военное совещание, устроенное по приказанию главнокомандующего 2 ноября 1919 года в Харькове, в штабе Добровольческой армии, возглавляемой генералом Май-Маевским.… В дальнейшем на совещании обсуждался ряд различных стратегических вопросов. Из доклада Май-Маевского и оценки обстановки перед участниками совещания определенно выяснилось, что Добровольческая армия находилась в страшно расстроенном состоянии, что никаких резервов не было. На фронт в день совещания отправлялось последнее пополнение в 700-800 человек и больше в ноябре никаких пополнений не было. С полной ясностью выяснилось, что системы запасных частей на территории Добровольческой армии создано не было. Не было произведено и сколько-нибудь правильной мобилизации.» (Раковский)

«Не подлежит сомнению, что наличие в тылу сильных и готовых к действиям резервов не допустило бы той катастрофы, какая в конце концов постигла обессиленный фронт …». (Штейфон)
Subscribe

  • Дореволюционный Петербург.

    Еще одно пополнение моей коллекции открыток: Далее в моем блоге...

  • Петербург. Доходный дом Н. В. Спиридонова

    Почти в самом конце Фурштатской улицы стоит высокий четырехэтажный доходный дом в стиле неоренессанс (Фурштатская ул., 60) - бывший доходный дом Н.…

  • Ярославль. Соварх

    Я уже сделал несколько постов, посвященных советской архитектуре Ярославля. Сегодняшний пост продолжит эту тему и посвящен будет сразу нескольким…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment