sergeyurich (sergeyurich) wrote in history_russia,
sergeyurich
sergeyurich
history_russia

Categories:

"К ВОПРОСУ ОБ ЭТИМОЛОГИИ СЛОВ "ШАРОМЫЖНИК" И "ШВАЛЬ" (Эссе в научно-популяр

Оригинал взят у sergeyurich в "К ВОПРОСУ ОБ ЭТИМОЛОГИИ СЛОВ "ШАРОМЫЖНИК" И "ШВАЛЬ" (Эссе в научно-популярном стиле)
В ночь на 12(24) июня 1812 г. наполеоновская армия переправились через реку Неман и начала вторжение в Россию. Ее общая численность в тот момент составляла более 600 тысяч человек (наиболее вероятная цифра - 640 тыс.). Под Рождество того же года, когда завершилось изгнание захватчиков из России, русскую границу перешли всего около 30 тысяч солдат некогда "Великой армии". Возникает вполне естественный вопрос: куда же подевались остальные более полумиллиона человек?

Казалось бы, ответ очевиден.
Во-первых, стремительное наступление армии Наполеона, во что бы то ни стало не желавшего допустить соединения 1-й и 2-й армий (под командованием соответственно Барклая-де-Толли и Багратиона), растянуло французскую армию на сотни километров. Ее арьергард постоянно завязал в боях "местного значения", о которых в учебниках истории почти не упоминают (а зря, один лишь бой у Клястиц значил очень много для окончательного исхода войны!). В этих боях были неизбежны значительные потери личного состава наполеоновской армии, что и происходило.
Во-вторых, большой размах приобрело знаменитое партизанское движение, не только стихийное (о Герасиме Курине и Василисе Кожиной, наверное, все помнят еще из школьного курса истории), но и организованное. Регулярные партизанские отряды под командованием кадровых офицеров, состоявшие из кавалеристов и казаков, оперативно действовали в тылу врага. Имена Давыдова, Сеславина, Фигнера известны всем, а вот о том, что одним из таких отрядов командовал будущий шеф Жандармского корпуса Бенкендорф, как-то не принято вспоминать. Благодаря этой "малой" партизанской войне, которой, кстати, и Кутузов придавал большое значение, численность наполеоновской армии как при наступлении, так и, в особенности, при отступлении продолжала постоянно сокращаться.
В-третьих, поскольку в армии Наполеона были далеко не только одни французы, заметным явлением стало дезертирство, особенно частое в полках и батальонах, составленных из немцев, австрийцев, итальянцев и испанцев. Вероятно, одни лишь поляки сражались столь же мужественно как французы. И это понятно, они верили в обещание Наполеона, которое, судя по всему, тот сдерживать не собирался, подарить Польше независимость и превратить фактический французский протекторат - герцогство Варшавское в суверенное Польское государство, возродив таким образом Речь Посполитую в границах 1772 г. (т.е.,  до разделов Польши). Между прочим, об отношении люто ненавидевших Наполеона испанцев к этой войне можно прочитать в замечательной повести Артуро Переса-Реверте "Тень орла", изданной в 1993 г. (русское издание: М., "Эксмо", 2004). Это, конечно же, художественная литература, но характерные настроения испанцев, принужденных участвовать в наполеоновских войнах, на мой взгляд, показаны достаточно верно. Кстати, Испания - единственная европейская страна, не считая России, освободившаяся от наполеоновской оккупации без существенной иностранной помощи. И именно в Испании развернулось активное партизанское движение против захватчиков. Памятники, посвященные борьбе против Наполеона, есть во многих испанских городах. Например, в самом центре каталонской Таррагоны на Новой Рамбле.
Впрочем, вернемся из Испании в Россию.
В-четвёртых, в крупных сражениях наполеоновская армия несла весьма значительные потери. Так, к Бородино Наполеон привел уже только 130 - 135 тысяч солдат (и это из 640 тысяч, с которыми он пересек Неман). Из них в сражении погибло или попало в плен более 50 тыс. (т.е., 37% всего состава армии). Поскольку это общеизвестные факты, ссылок на источники здесь не даю.
В-пятых, 80-тысячный французский гарнизон в Москве, "охваченной пожаром", активно занимался грабежами и мародерством. Дисциплина в армии значительно упала, несмотря на все меры, которые и сам Наполеон, и назначенные им генерал-губернатор и комендант предпринимали для ее восстановления (вплоть до расстрелов провинившихся). Это привело только к усилению дезертирства.

Подведем предварительные итоги.
Вторгшись в пределы России, Наполеон и не подозревал, что война "затянется" почти на 6 месяцев. Он ведь привык одерживать победы в генеральных сражениях, как это было, например, с Австрией и Пруссией, а вот с русскими так не вышло.
Наполеоновская армия была не готова к тому, что существует "русская зима". Конечно, все разговоры про решающую роль "Генерала Мороза" в победе России над Наполеоном - "от лукавого", но все же, все же. Да, начало осени 1812 г. выдалось достаточно теплым. По воспоминаниям адъютанта Наполеона Армана де Коленкура, император говорил, что "в Москве осень лучше и даже теплее, чем в Фонтенбло" (См: Коленкур. Поход Наполеона в Россию. - Смоленск, 1991. С. 161). Но уже при переправились через Березину (в середине ноября), после которой около 30 тысяч человек из оставшейся армии Наполеона погибли или попали в плен, иллюзии императора окончательно рассеялись. 6 (18) декабря Наполеон бросил остатки своей армии и бежал в Париж.

Перейдем теперь к основному вопросу эссе.
Ведь не все же наполеоновские солдаты погибли в сражениях. Какова же была судьба тех, кто выжил на бескрайних просторах России и не успел переправиться обратно через Неман?
Наверное, кто-то из них смог устроиться сравнительно неплохо, например, гувернером к детям русских дворян. Тем более, спрос и предложение на подобного рода услуги были постоянными еще со времен Великой французской революции 1789 г. (Сразу же вспоминается пушкинский Онегин, которого такой типаж "слегка за шалости бранил и в Летний сад гулять водил". Но большинство были вынуждены просто пытаться выжить во враждебном окружении.
После того, как в результате сражений у Тарутино и Малоярославца Наполеон был вынужден отступать по разоренной им же во время наступления Старой Смоленской дороге, местное население (в основном крепостные крестьяне) встречали его солдат, мягко говоря, не очень любезно! Стоит снова упомянуть знаменитую старостиху Василису Кожину, ее партизанский отряд действовал именно в Смоленской губернии.
И когда замерзшие, оголодавшие французы (или другие европейцы, находившиеся в составе наполеоновской армии, но говорившие по-французски, т.к. в то время это был фактически язык международного общения) пытались, вдруг вспомнив о галантности и вежливости, обратиться за помощью к русским крестьянам: "Cher ami..." (т.е., "дорогой друг" или "милый друг"), то в ответ получали "помощь" в виде удара вил под ребра, обухом топора по темечку или батогом по спине. (Почему же мне их не жалко?)
Но, видимо, галантное обращение несчастных франкоговорящих несостоявшихся оккупантов запомнилось и по созвучию преобразовалось в ныне широко известное слово "шаромыжник".

Слово "шаромыжник" (или "шаромыга") в русском языке имеет вполне определенное значение - "человек, любящий поживиться на чужой счет". Известный лингвист П.Я. Черных считал, что "не имеется сколько-нибудь серьезных оснований связывать слово "шаромыга"  с событиями Отечественной войны 1812 года" (См: Черных П.Я. "Вестник МГУ". 1954, #4. С. 149 - 153). Он полагал, что оно связано по корню с воровским жаргонным словом "шарить" (т.е., "воровать").
Но у меня есть и контраргументы.
Во-первых, слово "шаромыжник" не известно ни в одном языке, кроме русского. В этом значении по-белорусски и по-украински оно будет "шахрай" или "дурисвiт" (укр.), а в болгарском языке - "муфтаджия" (здесь совершенно очевидно турецкое влияние на болгарский язык). Как видим, никакого даже приблизительного созвучия с русским словом "шаромыжник" нет. Таким образом, можно считать установленным фактом русское происхождение этого слова.
Во-вторых, даже сам П.Я. Черных признавал, что слово "шаромыжник" известно в русском языке лишь с первой половины XIX в. (См: Черных П.Я. Историко-этимологичесаий словарь современного русского языка. Т.2. - М., 1994. С. 404). В словаре Даля это слово появилось только в 1866 г., но в литературе встречались и раньше: у Пушкина в его письмах (1832 г.), у Гоголя в "Ревизоре" (1836 г.). Самое раннее, известное в литературе, употребление слова "шаромыжник" относится к 1821 г. (в письме Вяземского А.И. Тургеневу). То есть, все первые упоминания этого слова относятся к периоду русской истории, непосредственно связанному с Отечественной войной. Тем более, что все упомянутые здесь авторы были современниками этой войны. А какое влияние она оказала на все русское общество, знают все, кто не прогуливал уроки истории и литературы даже в современной школе и не спал на них.
Таким образом, этимология слова "шаромыжник" вполне может быть связана с рассмотренными выше событиями Отечественной войны 1812 г.

Более того, именно с 1812 годом я бы связал и происхождение русского слова "шваль".
В русском языке оно имеет явно пренебрежительный оттенок. Так обычно называют ни к чему не годных людей, потерявших всякое уважение в обществе. К сожалению, ни в одном из известных мне словарей я не смог найти хоть какого-нибудь объяснения происхождения этого слова. Поэтому предлагаю мою версию.
Во Франции "шевалье" ("chevalier") называли обычно людей дворянского происхождения, не имевших других титулов (барон, виконт, граф, маркиз и т.д.). В буквальном переводе это слово означает "всадник на лошади" или "рыцарь" (созвучно испанскому "кабальеро" или общепринятому "кавалер"). В Средние века и в начале Нового времени титул шевалье означал одного из младших сыновей поместного дворянина, который не мог унаследовать феод в силу правила майората и отправлялся служить более высокопоставленному сеньору за денежное жалование, т.е., в качестве наемника. Ведь все читали романы Дюма и помнят Д'Артаньяна, который и был типичным шевалье.
Но в XIX в. этот титул распространился достаточно широко на большинство безземельных французских дворян, составлявших основу офицерского корпуса армии Наполеона. Великая Французская революция, конечно же, во многом нивелировала значение дворянских титулов. Но не стоит забывать и о том, что сам Бонапарт - бедный корсиканский дворянин, лишь случайно ставший французским офицером, а впоследствии - Императором Французской Республики (не правда ли, нонсенс?), в начале своей великой карьеры был, по сути, простым шевалье (хоть и не кавалеристом, а артиллеристом).
Большое количество таких шевалье во время бегства наполеоновской армии из России, для русских крестьян, с ненавистью относившихся ко всем захватчикам, ничем не отличались от прочих "шаромыжников". Вполне возможно, что прося у них подаяние, они еще и представлялись: "Cher ami, chevalier такой-то...". И русский крестьянин, доставая из-за пазухи топор, приговаривал про себя: "Много тут вас шаромыжников ходит, да и всякой швали предостаточно!", - а потом отправлял несчастного шевалье к праотцам.
Вот примерно так мне это представляется.

Возможно, я не прав. Но при этом, я готов вступить в дискуссию со всеми, кого заинтересует эта тема.

Автор эссе: Воробьев С.Ю.

P.S.: В стихотворной форме (для тех, кто любит поэзию) эта тема представлена в моем блоге. См: "Отечественной войне 1812 г. посвящается". Можно найти по меткам "стихи", "история".
Subscribe

  • Петербург. Доходный дом Н. В. Спиридонова

    Почти в самом конце Фурштатской улицы стоит высокий четырехэтажный доходный дом в стиле неоренессанс (Фурштатская ул., 60) - бывший доходный дом Н.…

  • Ленинград. 1964

    Приобрел в коллекцию любопытный набор открыток с видами Ленинграда. Набор хорош тем, что многие виды в нем нетиповые, а на сфотографированных улицах…

  • Ярославль. Соварх

    Я уже сделал несколько постов, посвященных советской архитектуре Ярославля. Сегодняшний пост продолжит эту тему и посвящен будет сразу нескольким…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments