nazar_rus (nazar_rus) wrote in history_russia,
nazar_rus
nazar_rus
history_russia

Голод и смертность 1932-33 гг. в сельской местности Одесской области (в границах 1933 года)

И так, рассмотрим масштабы голода 1932-33 годов в сельской местности Одесской области. На то время область занимала современную территорию Одесской области (за исключением северо-западных и части северных районов, входивших в состав Молдавской АССР), практически всю Николаевскую область (за исключением большей части территории современного Казанковского района), большую часть Херсонской области (за исключением восточных и северо-восточных районов) и большую часть Кировоградской области (за исключением восточных и юго-восточных районов). Поэтому, в работе были использованы мартирологи по этим областям.

Національна Книга пам’яті жертв Голодомору 1932-1933 років в Україні. Одеська область. – Одеса: Астропринт, 2008. – 1008 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Кіровоградська область. – Кіровоград: ТОВ «Імекс ЛТД», 2008. – 920 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Херсонська область. – Херсон: Наддніпрянська правда. – 2008. – 844с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Миколаївська область. – Миколаїв: Видавництво «Шамрай», 2008. — 864 с.

Напомним, что книги памяти составлялись на основе данных архивов, в которых находятся книги регистрации умерших. Общим для всех книг является то, что мартирологи составлялись исходя из современных административных районов областей. Данные представлены по населенным пунктам, однако для Одесской и Херсонской областей есть четкая привязка к административным единицам 1933 года. Несколько хуже она представлена в мартирологе по Кировоградской области. Наиболее отвратительно данные представлены в сборнике по Николаевской области. По большому счету, последний сборник составлен наиболее бестолково.

Следует отметить, что по сельрадам в 1932 и 1933 годах фиксируются умершие возрастом не только несколько месяцев, но и несколько дней, отмечены случаи записей мертворожденных и детей, умерших при родах. Таким образом, плохой учет младенческой смертности в эти годы первичными данными не подтверждается.

Данные далеко не полные по охвату и гораздо хуже, чем для Днепропетровской области в границах 1933 года. Для многих районов архивные записи не сохранились, либо представлены единичными актами о смерти. Этому есть объективные причины (Великая Отечественная и оккупация). Однако, известно, что в 1934 году по факту проверки учета ситуация в Одесской области была крайне отвратительной . Вплоть до того, что книги умерших предписывалось изъять и передать на хранение в секретном порядке при райисполкомах. Тем не менее, выборка по сельрадам, есть и с ней можно работать.

И так, на 1 января 1933 года в Одесской области числилось 1163 сельских и поселковых советов с сельским населением 2441,6 тыс. человек.

В мартирологах по 4 современным областям для Одесской области в границах 1933 года сохранились данные для 142 сельрад по 1932 году и 158 – по 1933.

Всего по 1932 году учтено 3831, а по 1933 году – 8549 умерших. Отдельно следует отметить записи по Жовтневому району Николаевской области, которые составители мартиролога свели в общий список, без указания, по каким населенным пунктам сохранились данные. Это 72 и 599 умерших, соответственно за 1932 и 1933 года. Превышение составляет 2,34 раза, что очень близко для данных по Днепропетровской области.

Оценки среднего числа умерших на сельраду дают следующие результаты (здесь и далее без данных по Жовтневому району Николаевской области):

Оценка на сельраду	                1932	1933	1933/1932
Среднее за год	                        27	54	2,0
Среднее по данным динамики за год	31	51	1,6
Средневзвешенное за год	                45	120	2,7
Средневзвешенное по данным динамики	48	98	2,0

Данные близки к таковым, полученным при оценке смертности в сельской местности для Днепропетровской области в границах 1933 года.
Согласно данным статистического учета, в 1932 году в сельской местности в Одесской области умерло 40,3 тыс. человек, а в 1933 – 120,6 тыс. человек. Согласно нашим оценкам, число умерших в сельской местности в 1932 году колеблется в пределах 31,4 – 57,9 тыс. человек, а в 1933 – 54 – 139,4 тыс. человек. Цифры также схожи с таковыми по Днепропетровской области.

Следует отметить, что наши оценочные данные превышают официальное число умерших по Одесской области по данным ЦУНХУ на, примерно, 20 тыс. человек за каждый год. Такое расхождение также можно рассматривать как выявление о недоучета числа умерших по Одесской области в 1932-33 гг. Однако, в этом случае расхождение в числе умерших не может быть одинаковым для 1932 и 1933. Так что, наиболее вероятно, превышение в наших расчетах объясняется значительным разбросом числа умерших по сохранившимся архивным записям, так и не совсем точной нашим отнесением умерших к той или иной сельраде в границах 1933 года, особенно по Николаевской и Кировоградской областям.

Таким образом, смертность в 1932 году составила 21,4 на 1000 (максимально 22,9 на 1000), а в 1933 году – по нашим оценкам 46,7 на 1000 (исходя из смертности на сельраду 98 человек и числа умерших 114 тыс.), максимально 57,2 на 1000. Превышение составляет 23,8 на 1000 (2 раза), максимально 34,3 на 1000 (2,5 раз).

Данные оценочные показатели сопоставимы с таковыми по Днепропетровской области. Однако, если «сверхсмертность» по Одесской области оказывается выше, то Днепропетровская область в 1933 году пострадала больше за счет более высокого превышения смертности 1933 года над 1932.

При оценке смертности были выделены такие возрастные группы: младенческая (возраст до 1 года), детская (1 – 10 лет), подростковая (11 – 16), взрослого трудоспособного населения (17 – 50), пожилых (старше 50 лет). Минимальный возрастной порог для последней группы связан, во-первых, с социальным положением умерших – пенсионеры, иждивенцы по возрасту, – а также диагноз «старость», которые указываются, начиная с 50-летнего возраста. Отдельно была выделена группа, для которой в мартирологе возраст не был указан.
	        до 1 года	1 – 10	11 – 16	    17 – 50	старше 50	нет данных
1932	        751	        810	54	     572	974	        670
на сельраду	8	        8	2	     5	        9	        12
	        19,60%	        21,14%	1,41%	     14,93%	25,42%	        17,49%
1933	        462	        1366	229	     1502	2016	        2974
на сельраду	7	        13	4	      15	20	        62
	        5,40%	        15,98%	2,68%	      17,57%	23,58%	        34,79%
1933/1932	0,62	        1,69	4,24	      2,63	2,06	        4,43
на сельраду	0,88	        1,63	2	       3	2,22	        5,17
%	        0,27	        0,76	1,9	      1,18	0,93	        1,99

Ситуация, сходная с таковой по Днепропетровской области – резкий рост смертности для подростковой группы и взрослого трудоспособного населения на фоне роста детской смертности в 1,6 раз. Подтверждает этот факт и распределение долей смертности – доля умерших детей и стариков в общей смертности несколько упала, а вот доля взрослого трудоспособного населения и подростковой группы возросла. Однако, имеются и отличия – рост смертности во всех возрастных группах примерно одинаков и сравним с общим ростом смертности.

По младенческой смертности тенденция сходная с таковой по Днепропетровской области – число умерших младенцев в 1933 году несколько уменьшилось, а доля – упала почти в четыре раза. Объясняется это падением рождаемости.

Отдельно просматривается высокая доля умерших, для которых не указан возраст. Это характерно преимущественно для сельрад, территория которых расположена в пределах современной Николаевской области. Т.о. для значительной части Одесской области действительно имел место плохо поставленный учет умерших.

Причины смертности.

В 1932 году в мартирологах представлено 1218 случаев отсутствия диагноза (31,8%), а в 1933 – 3292 (38,5%). На сельраду эти цифры выражаются как 9 и 21, соответственно. Таким образом, с учетом роста смертности в 2 раза, факт сокрытия причины смертей по одесской области в 1933 году не подтверждается. Боле того, ситуация лучше, чем в Днепропетровской области.

Отдельные причины смертей (за исключением напрямую связанных с голодом) распределяются следующим образом
Причина	                               1932	                       1933	                      1933/1932
	                               общее	на сельраду	%	общее	на сельраду	%	
Старость	                       488	3	        12,7	1231	8	       14,4	2,67
Инфекционные заболевания	       871	6	        22,7	1093	7	       12,8	1,17
Убийства, несчастные случаи	       123	1	        3,2	132	1	       1,5	-
Неинфекционные заболевания и прочее	791	6	        20,6	993	6	       11,6	-

Ситуация также сходная с таковой по Днепропетровской области и даже доли умерших сравнимы. Отличием является то, что по Одесской области не наблюдается двукратного роста умерших он неинфекционных заболеваний и прочих причин, о чем далее.

Обратим внимание на инфекционные заболевания. Многие исследователи полагают, что их рост в 1933 году связан непосредственно с голодом. Однако, как и для Днепропетровской области, роста смертности от инфекционных заболеваний вообще по области в 1933 году не наблюдается, а вот доля умерших от них – резко падает, что означает рост смертности за счет других причин.

Лидерами среди смертности были
	                 1932	                        1933
Заболевание	        общее	%	на сельраду	общее	%	на сельраду
Воспаление легких	302	7,9	2	        321	3,8	2
Туберкулез	        218	5,7	2	        296	3,5	2

Также в 1933 году по селам Одесской области не наблюдается рост смертности от тифа, и, как и в Днепропетровской области наблюдается рост умерших от малярии, хотя значительной доли умерших не отмечается.

Случаи смертности от дизентерии нужно рассмотреть отдельно. В 1932 году отмечено 27 умерших (0,7%, 0,2 на сельраду), а в 1933, как отмечалось выше, наблюдался рост – 79 случаев (0,9%, 0,5 на сельраду). На фоне роста общей смертности и с учетом абсолютных показателей динамика объяснима.

Заболевания неинфекционные. Лидером является смертность от сердечнососудистых заболеваний, однако, в отличие от сел Днепропетровской области, по селам Одесской не просматривается трехкратный рост диагнозов сердечнососудистых и почти двукратный заболеваний мочеполовых (диагнозы, преимущественно, декомпенсация сердца и декомпенсация почек).

Наконец, остались причины, связанные непосредственно с голодом. В этой группе в 1932 г. смертность составляет 340 случаев (8,9 %) или 2 на сельраду. В 1933 году – 1808 случаев (21,1%) или 11 на сельраду. Рост примерно в 6 раз. Ситуация сходная с таковой по Днепропетровской области, однако рост не такой значительный.

Понос. В 1932 г зафиксировано 74 смерти по 27 сельрадам. Или 1 на сельраду (1,9%). В 1933 – 145 по 37 сельрадам. Или 1 на сельраду (1,7%). Ситуация аналогичная Днепропетровской области. Комментарии излишни.

Желудочно-кишечные заболевания. В 1932 г зафиксировано 186 смерти по 82 сельрадам (4,9%, 1,3 на сельраду). В 1933 – 285 по 58 сельрадам (3,3%, 2 на сельраду). Комментарии излишни.

Отеки. В 1932 г зафиксировано 17 смертей по 15 сельрадам (0,4%, 0,1 на сельраду). В 1933 – 190 по 71 сельраде (2,2%, 1 на сельраду). Рост практически в 10 раз. Комментарии излишни.

Малокровие. В 1932 г зафиксировано 3 смерти по 3 сельрадам . В 1933 – 2 по 2 сельрадам.

Наконец, фиксировалась прямая смертность от голода. Голодные смерти – в 1932 г 9 смертей по 7 сельрадам (0,2%, 0,1 на сельраду). В 1933 – 432 по 50 сельрадам (5,1%, 3 на сельраду). Истощение и слабость – в 1932 г 22 смерти по 13 сельрадам (0,6%, 0,2 на сельраду). В 1933 – 728 по 48 сельрадам (8,5%, 5 на сельраду). Диспепсия (чаще всего диагноз ставился детям) – в 1932 г 27 смертей по 5 сельрадам (0,7%, 0,2 на сельраду). В 1933 – 8 по 6 сельрадам (0,1%). Питание суррогатами, авитаминоз – в 1932 г 2 случая по 2 сельрадам. В 1933 – 18 по 5 сельрадам. Комментарии излишни.

И так, можно подводить итоги по сельской местности Одесской области в границах 1933 года.

1. Непосредственно от голода и связанных с голодом причин (истощение, отравление, отеки, малокровие и прямая смерть от голода) в 1932 году зафиксировано 80 смертей (2,1% или 1 на сельраду). Массовый голод в 1932 году не наблюдается. Смертность от голода в 1932 году характеризуется единичными смертями в отдельных сельрадах. Доля смертей от числа зафиксированных с диагнозами составляет 3% (чуть больше, чем по Днепропетровской области). Исходя из смертности 22,9, смертность от голода в 1932 году оценивается как 0,7 на 1000 населения.

2. Непосредственно от голода и связанных с голодом причин в 1933 году зафиксировано 1378 смертей (16,1% или 9 на сельраду). Доля смертей от числа зафиксированных с диагнозами составляет 26,2% (в 10 раз выше, чем в 1932 году). Ситуация аналогичная Днепропетровской области. Исходя из смертности 46,7, смертность от голода в 1933 году оценивается как 12,24 на 1000 населения (максимально 15 на 1000).

3. Эпидемиологические заболевания по области в 1933 году не связаны с голодом.

4. К косвенным причинам голода и недоедания можно отнести повышенную смертность от дизентерии, желудочно-кишечных заболеваний и поноса – 222 случая или 1,2 на сельраду (максимально – 1 на 1000 населения). Также, можно учесть рост смертности по возрасту в 1933 году (диагноз «старость), и часть смертей от сердечной и почечной недостаточности. Это превышение оценивается как 967 или 5,6 на сельраду. Максимально смертность от этих причин, связанных с голодом оценивается как 3 на 1000 населения.
Tags: 1933, голод, голод 1932/33
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments