Николай Славнитский (Николай Славнитский) wrote in history_russia,
Николай Славнитский
Николай Славнитский
history_russia

Category:

История создания городского музея в Санкт-Петербурге в начале XX века

История создания городского музея в Санкт-Петербурге в начале XX века // Труды Государственного музея истории Санкт-Петербурга. Вып. 18. СПб., 2007. С. 7-18.

Впервые предложение об организации в Санкт-Петербурге городского музея было высказано гласным городской Думы известным историком М.И. Семевским в 1887 г., когда он выступил с заявлением о «полезности» и «совершенной необходимости» учреждения при городской Думе музея[1]. Он же напомнил о необходимости создания музея и в 1889 г., но никакого решения по этому поводу в тот период принято не было, и решение об этом, естественно, не состоялось. (С. 7)



В ходе подготовки к празднованию 200-летия Санкт-Петербурга специально созданная в составе городской Думы для разработки и подготовки мероприятий юбилейная комиссия предложила устроить новый городской музей, «основанием для которого могла бы послужить устроенная во время празднования юбилея ретроспективная выставка всего того, что сделано в отношении городского благоустройства за 200 лет существования города Санкт-Петербурга» (при этом ни о каких конкретных материалах для выставки в предложении не упоминалось). Однако устройство выставки к юбилею было признано неосуществимым, ввиду больших затрат, поэтому создание музея отложили до лучших времен, а именно до постройки нового здания Думы[2] (возведение такого здания также предполагалось к юбилею, но и это предложение комиссии было отклонено городской Управой).

Вскоре после завершения юбилейных торжеств о необходимости образования музея было заявлено в связи с сохранением «имеющих большое историческое значение ценностей (адресов и подарков), полученных городским Управлением по поводу 200-летнего юбилея столицы»[3] (их тогда хранили в здании Думы, скорее всего, в помещении городского головы). Однако и в тот период этот вопрос не был решен. (С. 7-8)

В 1908 году город Санкт-Петербург принимал участие в Международной художественно-строительной выставке, организованной по инициативе Общества гражданских инженеров на берегах Большой Невки (в Новой Деревне и на Каменном острове). В отдельном павильоне городским общественным управлением были представлены материалы, отражающие состояние коммунального хозяйства Санкт-Петербурга (проекты трамвайного предприятия, больниц, училищных домов, водопроводных и канализационных сооружений).

После окончания работы выставки по инициативе городского головы Н.А. Резцова эти экспонаты вместе с накопившимися к тому времени другими материалами были размещены в запасном помещении типографии в здании городских учреждений (Садовая улица, дом № 55)[4]. Эта комната и стала с того момента называться «городским музеем» (хотя никаких посетителей туда, скорее всего, не пускали). Был утвержден штат музея – временно исполняющим обязанности заведующего музеем был назначен Н.И. Шевлягин, ему в помощь был назначен сторож. Кроме того, большую роль в организации этого учреждения играл управляющий статистическим отделением Санкт-Петербургской городской управы профессор статистики В. В. Степанов. Фактически был создан подотдел, называвшийся «городской Музей», в составе статистического отделения городской Управы, и В.В. Степанов являлся непосредственным руководителем директора Музея.

На Степанова неоднократно возлагались организационные работы по участию Санкт-Петербурга в различных выставках: Пироговской (во время так называемого «пироговского» съезда врачей в 1909 г.), Зодчих (1910 г.), Дрезденской гигиенической (1911 г.), Царскосельской (1911 г.) Всероссийской гигиенической (1913 г.), Международной строительной в Лейпциге (1913 г.) и других. Он же в 1908-1909 гг. в ходе заграничных командировок посетил некоторые городские музеи и познакомился с их организацией. Однако никаких предложений по структуре предполагаемого городского музея Санкт-Петербурга В.В. Степанов не выдвигал, а ограничивался в своих докладных записках лишь постоянными напоминаниями о необходимости поиска нового помещения для размещения в нем всех экспонатов, количество которых росло, так как после завершения работы упоминавшихся выставок все экспонаты возвращались в Городскую управу, поскольку делались на средства Городского общественного управления, и складывались в различных помещениях здания городской Думы. (С. 8-9)

В частности, когда в 1913 г. встал вопрос об участии Санкт-Петербурга в строительной выставке в Лейпциге, управляющий статистическим отделением городской управы В.В. Степанов предложил отправить в Лейпциг «последний план регулирования Санкт-Петербурга; коллекции исторических планов Санкт-Петербурга; несколько последних гравюр, относящихся к первой половине XIX столетия и фотографии некоторых зданий городского общественного управления», отметив, что «все эти предметы имеются в городском музее в двойном экземпляре»[5]. Кроме того, он предложил изготовить «сводный план исторического развития застройки Санкт-Петербурга и подробные планы местностей Гостиного и Апраксина дворов». В.В. Степанов постоянно писал, что экспонаты, изготовленные для них, должны служить предметами для оборудования музея, и каждый раз подчеркивал, что от каждой выставки что-то должно остаться для пополнения коллекций городского музея.

Помимо этого, использовались и другие способы пополнения коллекций. В июне 1914 г. гласный П. Потехин просил разрешения комиссии по народному образованию о передаче в городской музей на хранение исторических костюмов, изготовленных по рисункам художника Рериха в 1913 г. в виду предполагавшегося участия учеников и учениц городских училищ в детском празднике в Париже. Это предложение было одобрено общим собранием городской думы[6].

Однако часть собранных такими путями материалов из-за отсутствия места в отведенном помещении (по-прежнему в помещении типографии в здании городской Думы) не передавалась в «музей», а продолжала храниться в других помещениях управы и «в иных городских учреждениях»[7].

В связи с этим постоянно поднимался вопрос о необходимости постройки здания, где музей смог бы развернуть свою деятельность. В 1910 г. В.В. Степанов и Н.И. Шевлягин выступили с предложением строительства такого здания на Гагаринском буяне возле Домика Петра Великого. В 1911 г. архитектор Г.Д. Ротгольц разработал проект постройки здания для городского архива и городского музея в местности возле Мытного двора[8]. В журнале «Старые годы» в связи с этим отмечалось: «Снова возникает вопрос о городском музее древностей. Особая городская комиссия, по слухам, проектирует устроить его в так называемом дворце Бирона, пеньковом буяне у Тучкова моста, на что, конечно, потребуются очень большие приспособления»[9] (при этом чуть позже ревнители старины напоминали о необходимости полного сохранения существовавшей постройки[10]). - С. 9-10

В том же году для рассмотрения вопроса об архиве и музее при городской Управе была образована комиссия под председательством городского головы С.А. Тарасова, при участии гласных городской Думы Н.А. Архангельского, В.В. Степанова, Н.И. Шевлягина Л.В. Шмеллинга, Т.П. Ефименко, И.М. Данченко, Г.Д. Ротгольц[11].

Данная комиссия разработала проект музея, который предполагалось составить из 14 отделов: 1) историко-художественного и статистического; 2) архитектурно-строительного; 3) водоснабжения; 4) освещения; 5) народного здравия; 6) благотворительности; 7) пожарного дела; 8) путей сообщения и средств сношения; 9) народного образования; 10) театров, зрелищ и спорта; 11) продовольственного; 12) торгово-промышленного; 13) естественно-научного; 14) отдела городского управления[12].

Этой же комиссией же было выдвинуто предложение о строительстве музейно-выставочного комплекса на территории Тучкова буяна, причем для музея предполагалось использовать здание Пеньковых складов (называвшееся также «Дворцом Бирона»), а для архива – здание «шофа»[13].

Следует отметить, что это был не первый проект использования местности Тучкова буяна в музейно-выставочных целях. Еще в 1905 г. председатель совета Общества телесного воспитания «Богатырь» академик И. Р. Тарханов обратился в городскую Управу с ходатайством об уступке «дворца Бирона» для устройства Санкт-Петербургского Общественного дома. Проект И. Р. Тарханова предусматривал устройство музея физического воспитания, «периодические выставки, съезды, публичные лекции, беседы по вопросам физического развития, а равно и публичные испытания в физических упражнениях»[14]. В марте 1908 года в Совете Музея Старого Петербурга обсуждался вопрос о передаче так называемого «дворца Бирона» для художественных целей, устройства выставочных помещений, музеев, в том числе и собственного[15]. (С. 10-11)

В 1909 г. в «Санкт-Петербургских ведомостях» была напечатана статья анонимного автора «Забота о музеях им. Петра Великого»[16], где была высказана идея объединить этнографический, антропологический и геологический музеи Академии наук с городским музеем, «для каковой цели и отвести бывший дворец Бирона». Несколько позже директор Музея антропологии и этнографии В.В. Радлов обратился в городскую Управу с предложением объединения музеев, но оно было отклонено[17].

8 февраля 1912 г. постановлением городской Думы была образована «Подготовительная комиссия для всестороннего выяснения вопроса об использовании Тучкова буяна и прилегающих к нему местностей, в том числе городского питомника, а также для разработки вопроса об устройстве городского музея и архива»[18]. На заседании Думы 7 марта 1912 г. был утвержден состав этой комиссии, в которую вошли гласные городской Думы А.В. Васильев, А.П. Голицинский, Д.А. Крыжановский, П.С. Чистяков и Г.А. Фальборк[19]. Председателем комиссии стал известный педагог и литератор Г.А. Фальборк.

Для обсуждения вопроса и выработке предложений о постройке городского музея в составе этой комиссии возникла подкомиссия под председательством Г.А. Фальборка, в состав которой вошли И.А. Блинов, М.В. Клочков, А.А. Корнилов, Л.Г. Оршанский, В.В. Радлов, В.В. Степанов, И.И. Шевлягин, Л.Я. Штернберг. Подкомиссией были выработаны основания для музея и образованы особые совещания: (С. 11)

  1. под председательством В.В. Степанова: для детальной разработки программы отделов городского музея (в его состав вошли Н.Н. Андреев, В.И. Бишток, И.А. Иванов, М.В. Клочков, С.А. Князьков, А.П. Лейдис, М.М. Лихачев, С.Ф. Платонов, Д.А. Смирнов, И.И. Шевлягин, Л.В. Шмеллинг, Л.Я. Штернбекрг, Д.Я. Яковлев) - С. 12
  1. под председательством А.Н. Быкова: для выяснения вопроса о целесообразности устройства городского промышленно-художественного и технического музея (в составе этого совещания работали Е.В. Аничков, Ф.Г. Бернштам, Е.И. Гружевский, Н.Г. Грузов, М.Х. Дубинский, И.И. Лазаревский, З.А. Макшеев, И.П. Марсеру, Н.М. Могилянский, М.В. Новорусский, Л.Г. Оршанский, А.Н. Смирнов, К.Ю. Цируль)[20].

В связи с проектом создания музейно-выставочного комплекса Петербургское общество архитекторов объявило «Второй архитектурный конкурс имени В.А. Шретера[21] на застройку территории Тучкова Буяна зданиями для выставок и съездов». В конкурсе участвовало три архитектора – О.Р. Мунц, И.А. Фомин и М.Х. Дубинский – каждый из которых представил свой проект застройки местности. Однако победитель конкурса, по неизвестным причинам, так и не был определен.

Кроме того, в этот же период неоднократно возникали предложения об использовании этого района для выставочных целей до завершения строительства музейного комплекса. В частности, еще в декабре 1911 г. министром внутренних дел был поднят вопрос об участии Санкт-Петербурга во Всероссийской гигиенической выставке, которую предполагалось открыть в 1913 г., и о предоставлении для этой выставки местности Тучкова буяна. При этом предполагалось, что по окончании выставки «в собственность проектируемого городского музея может быть передана часть экспонатов, которые будут приготовлены для выставки за счет правительства»[22].

В январе 1912 г. в городскую Управу обратилось и Императорское русское техническое общество, просившее предоставить территорию Тучкова буяна для проведения выставки городского благоустройства (которую планировалось организовать в 1913 г.)[23]. В ее отношении, кроме всего прочего, обращалось внимание и на то, что «построенное на этой земле здание могло бы служить помещением для постоянной выставки городского благоустройства или для городского музея, в котором бы сосредоточивалось все, что касается благоустройства не только русских, но и иностранных городов»[24]. Управляющий статистическим отделением городской Управы В.В. Степанов, на рассмотрение которого был передан этот вопрос, поддержал идею участия в этой выставке, отметив, что «каждая выставка, имеющая целью демонстрировать успехи, достигнутые наукой и практикой в области благоустройства городов и улучшения общественной и частной жизни населения, оказывает заметное влияние прежде всего на население того города, где выставка имеет место, при этом все, что будет городом израсходовано на изготовление экспонатов, не пропадет даром, а должно составить ядро будущего (как его называл даже в то время В.В. Степанов) городского музея»[25]. На основании этого отзыва Дума пришла к заключению об обязательности участия Санкт-Петербурга в данной выставке и о возможности предоставления для нее местности Тучкова буяна и устройства там двух выставок – Всероссийской гигиенической и выставки благоустройства. Однако подготовка второй выставки затянулась, и ее открытие было перенесено на 1915 год. (С. 12-13)

Всероссийскую гигиеническую выставку было решено проводить отдельно на Петровском острове. Для нее было выбрано здание главной гимнастическо-фехтовальной школы и территория Малого Петровского парка (ныне на этой территории расположен стадион СКА). В июле 1912 г. генеральный комиссар Всероссийской гигиенической выставки директор Императорского института экспериментальной медицины профессор В.В. Подвысоцкий, являвшийся в 1911 г. генеральным комиссаром по участию России в Дредзенской гигиенической выставке, обратился в городскую Управу с предложением «оказать всяческое содействие к тому, чтобы Санкт-Петербург принял возможно широкое участие в выставке»[26]. (С. 13)

В.В. Степанов, на рассмотрение которого, по традиции, был передан данный документ, высказался за участие города в этой выставке, обратив при этом внимание на то, что этот вопрос уже поднимался министром внутренних дел; а также отметил, что часть экспонатов, приготовленных для гигиенической выставки, после завершения ее работы может поступить в городской музей и составить основу для отдела гигиены и санитарии[27]. (С. 14)

Финансовая комиссия городской Управы высказалась за ассигнование на участие во Всероссийской гигиенической выставке 40 000 рублей, из которых 16 500 рублей предусматривалось истратить на постройку павильона, 13 500 рублей – на изготовление и ремонт экспонатов и прочие расходы и 10 000 рублей «на изготовление такого рода витрин, штативов и рам, которые могли бы затем послужить для оборудования городского музея»[28].

К этому времени Комиссией об использовании Тучкова буяна был разработан новый проект музея, предполагавший создание в нем следующих отделов[29]:

1)      Исторический.

2)      Естественно-исторический (поверхность почвы, воды, климат, флора и фауна).

3)      Планировка и застройка.

4)      Пути сообщения.

5)      Водоснабжение.

6)      Освещение города.

7)      Очистка города.

8)      Строительное дело и жилищный вопрос.

9)      Пожарное дело.

10)    Население, его состав и движение.

11)    Народное продовольствие.

12)    Народное здравие.

13)    Народное образование.

14)    Пути сношений.

15)    Торгово-промышленный.

16)    Общественное призрение и благотворительность. (С. 14)

17)    Театры и зрелище. (С. 15)

18)    Спорт.[30]

Однако статус музея по-прежнему оставался неопределенным до окончания работы комиссии.

В июле 1913 г. генеральный комиссар Всероссийской гигиенической выставки П.Н. Булатов обратился к городскому голове с предложением устройства в Санкт-Петербурге гигиенического музея на основе экспонатов, представленных на выставке. Так как снова встал вопрос о месте размещения экспонатов, В.В. Степанов предложил воспользоваться для приема коллекций помещениями, предназначенными для городского ломбарда и аукционной камеры в доме, построенном городским управлением на месте Сытного рынка (современный адрес – Кронверкский проспект, дом № 49)[31]. В качестве аргументов для своего предложения он приводил такие доводы, что размещение музея напротив Народного дома Николая II, «где сосредотачивается много такого люда, в среду которого особенно важно проводить гигиенические знания», и что перевод ломбарда из густонаселенной территории (с Большого проспекта Петроградской стороны) в сравнительно малолюдную местность отрицательно отразится на операциях ломбарда[32]. 18 сентября 1913 г. это предложение было одобрено городской думой[33]. Особо следует подчеркнуть, что этими помещениями предполагалось воспользоваться для временного размещения коллекций экспонатов гигиенической выставки до тех пор, пока не будет построено здание музея на территории Тучкова буяна. Тогда же В.В. Степанов высказался за создание при городском музее отдела гигиены.

Перевод коллекций музея ускорил тот факт, что в начале 1914 г. управляющим городской типографией был поднят вопрос о необходимости расширения типографии, для чего требовалось освободить помещение, занятое коллекциями музея. Для рассмотрения этого вопроса была образована еще одна комиссия под председательством П.И. Савинкова, состоявшая из члена управы В.Н. Новикова, гласных Г.А. Фальборка, В.И. Штейнингера, при участии старшего городского архитектора Л.В. Шмеллинга, управляющего городской типографией, управляющего статистическим отделом и временно заведующего музеем Н.И. Шевлягина[34]. (С. 15-16)

Данная комиссия признала следующие обстоятельства:

1)      настоятельную необходимость в помещении для размещения типографии;

2)      необходимость предоставления временного помещения городскому музею, в котором возможно было бы хранить имеющиеся коллекции, имеющие поступить в музей после гигиенической и других выставок;

3)      возможность открыть для населения те отделы музея, которые представляют наибольший интерес для населения (борьба с заразными болезнями, с алкоголизмом, гигиена жилищ, охрана труда и некоторые другие);

4)      возможность и желательность увеличения коллекций музея путем устройства специальных выставок;

5)      возможность и желательность получения пожертвований в городской музей в том случае, если для него будет отведено помещение;

6)      что оставление городского ломбарда еще на несколько лет на Большом проспекте Петербургской стороны не влечет за собой материальных потерь для города, вследствие дальнейшего развития операций ломбарда, если он останется в густо заселенной местности

7)      что оборудование ломбардного помещения в большей своей части может быть сделано теперь;

8)      что в том случае, если бы музеем не были заняты все отводимые ему помещения, свободные залы (устройство музея должно начаться с 3-го этажа) во 2-м этаже могут быть отдаваемы за плату или эксплуатируемы другим способом (например, устройство платных выставок)

На основании этих выводов было принято решение временно отвести под городской музей помещения на Кронверкском проспекте, 49 (куда уже было решено поместить экспонаты гигиенической выставки), вплоть до постройки специального здания, а городской ломбард оставить на Большом проспекте Петроградской стороны[35]. После этого началась перевозка всех материалов с Садовой улицы на Кронверкский проспект. (С. 16)

Кроме того, 17 марта 1914 г. городская дума постановила образовать при городской управе совещание при участии комиссии городской старины и представителей от музея Старого Петербурга и Общества архитекторов-художников для обсуждения вопроса об объединении музея Старого Петербурга с историческим музеем городской управы[36]. Однако это совещание так и не приступило к работе (по крайней мере, сообщений о его деятельности нет ни в журнале «Старые годы», ни в «Известиях Санкт-Петербургской городской думы»). - С. 17

В январе 1916 г. Комиссия по вопросу о застройке Тучкова буяна наконец-то завершила свою работу и представила в городскую думу доклад. В этом докладе отмечалось, что «Комиссии представляется вполне рациональным и желательным использовать территорию Тучкова буяна путем устройства на ней двух городских музеев: 1) музея, который был бы посвящен историческому прошлому столицы и вопросам благоустройства и городского хозяйства и 2) музея, посвященного эпохе реформ и вопросам художественной промышленности и техники, как для поднятия вкуса и познания населения в области художественно-промышленного ремесла, так и в целях улучшения культурного положения ремесленников показанием им лучших образцов и способов исполнения последних»[37].

Далее отмечалось, что в состав исторического музея должны войти все те материалы, которые собраны были до сих пор и сосредоточены в настоящее время в новом городском здании, построенном на месте Сытного рынка, вместе с экспонатами, переданными городу после Всероссийской гигиенической выставки. Так как этот музей посвящался прошлому и настоящему Петербурга, его предлагалось назвать именем основателя города, императора Петра I. Другой музей предполагалось назвать именем Александра II[38].

В связи с этим комиссия высказала ряд соображений по застройке территории Тучкова буяна и прилегающей местности, где, в частности предлагались значительные перестройки мостов (Биржевого и Тучкова), и устройстве музеев (но для этого еще требовалось разработать Положение). - С. 17

Однако в условиях военного времени этот проект остался нереализованным, и музей так и не смог развернуть свою деятельность. Весь 1917 год собранные коллекции пролежали в здании на Кронверкском проспекте, а в период с 1 апреля по 15 мая 1918 г. «имущество городского музея» силами трудовой артели интеллигентных пролетариев было перевезено на грузовиках в Аничков дворец[39] и стало первоначальным ядром коллекции Музея Города, учрежденного в Петрограде 4 октября 1918 г. (вскоре в его состав был включен и Музей Старого Петербурга). В 1920 г. этот Музей, оставаясь в Аничковом дворце, был подчинен Совету Коммунального хозяйства (орган, заменивший после революции упраздненную городскую Думу). Что интересно, немалую роль в этом своеобразном возвращении коллекций сыграл В.В. Степанов, продолжавший возглавлять статистическое отделение. Именно он в 1919 г. снова поднял вопрос о необходимости организации городского музея (или же музея города Петрограда) и обратил внимание на возможность включения Музея Города в структуру Совета Коммунального хозяйства[40]. (С. 18)



[1] Известия Санкт-Петербургской городской Думы. 1914. № 12. С. 3150.

[2] Там же. 1902. 1902. № 36. С. 1473.

[3] Там же. 1914. № 12. С. 3150.

[4] Там же. 1914. № 12. С. 3150-3151.

[5] Там же. 1913. № 29. С. 2092.

[6] Там же. 1915. № 39. С. 1013.

[7] Известия Петроградской городской Думы. 1916. № 19. С. 2265-2266.

[8] Известия Санкт-Петербургской городской Думы. 1914. № 12. С. 3151.

[9] Старые годы. 1911. № 4. С. 64.

[10] Там же. 1912. № 2. С. 55.

[11] Известия Санкт-Петербургской городской Думы. 1914. № 12. С. 3151.

[12] Там же. С. 3152.

[13] Там же.

[14] Там же. 1912. № 10. С. 2438-2439.

[15] Старые годы. 1908. № 4. С. 209.

[16] Санкт-Петербургские ведомости. 1909. № 52. Прилож. 12.

[17] Известия Санкт-Петербургской городской Думы. 1914. № 12. С. 3152.

[18] Известия Санкт-Петербургской городской думы. 1912. № 15. С. 509.

[19] Там же. № 19. С. 1287.

[20] Там же. 1913. № 19. С. 186.

Tags: 1900-е, 1910-е, Санкт-Петербург, музеи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment