nazar_rus (nazar_rus) wrote in history_russia,
nazar_rus
nazar_rus
history_russia

К вопросу о порочности сводных цифр

В опрос о «точности» демографической статистики от ЦУНХУ СССР до сих пор будоражит неокрепшие умы на просторах Интернет. В свое время мы плескали керосинчику в этот огонек раз , два . И вот теперь подоспел новый материал.

Для начала разберемся с «недоохватом». Благодаря помощи уважаемого lost_kritik подоспели документы из РГАЭ. И так, согласно документа «Общие итоги естественного движения населения за 1933, 1941-44 года» [1] доля охвата ЗАГСами по сельской местности для УССР составляла … внимание … 100%. Так что, господа сторонники теории «недоохвата», можете свои предположения отнести в область личных фантазий. Здесь же указано число умерших в сельской местности Украины – 1678162 человека. Эта цифра соответствует данным довоенного учета смертности населения, согласно помесячной динамики числа умерших [2], так что именно эту цифру советские статистики, скорее всего, считали окончательной.

Однако напомним, что эти сводные цифры являются результатами обработки актов из книг учета, которые получали ЗАГСы из местных органов власти (сельских и поселковых советов – сельрад). Следовательно, именно там находится первичка. К счастью, власти современной Украины дали возможность с этой первичкой ознакомится. В связи с активно пропагандируемой на Украине теорией «голодомора-геноцида» по указанию ныне экс-президента Ющенко украинские историки опубликовали мартирологи умерших от «голодомора». Сами мартирологи представляют собой выписки из сохранившихся в областных архивах актов о смерти. Подчеркнем, внесены данные обо всех умерших, (не только от голода) которые, видимо, удалось обнаружить. Таким образом, выписки из актов являются своеобразной выборкой данных первичного учета, по которым можно оценить число умерших. Понятное дело, что данные неполные, а выборка вполне может быть очень далекой от репрезентативности. Но, тем не менее пока других первичных данных нет и, видимо, не будет.

На сегодняшний момент нами обработаны данные по мартирологам Днепропетровской, Запорожской, Одесской, Херсонской, Николаевской, Кировоградской (не полностью), Донецкой и Луганской областей в современных границах (поскольку именно таким образом составлены мартирологи). Обработанные данные позволяют оценить смертность в Днепропетровской (современные Днепропетровская, Запорожская, восток Херсонской и юго-восток Кировоградской), Одесской (современные Одесская – без северо-западных районов, Николаевская, большая часть Херсонской и Кировоградской) и Донецкой (Донецкая и Луганская) областях в границах 1933 года.

Поскольку данные неполные, то число умерших рассчитано как средние и средневзвешенные значения на административно-территориальную единицу сельской местности в границах 1933 г. (сельские советы и поселковые советы). Соответственно для Днепропетровской области в границах 1933 г. таких единиц было 1135, Одесской – 1163, Донецкой – 860 [3].

К сожалению, общее число административно-территориальных единиц по мартирологам и по динамике отличаются, поскольку составители мартиролога по Днепропетровской области указали только годы смерти (без дня и месяца), схожая ситуация по Троицкому району Луганской области – практически для всех сельрад нет дат смерти, только год.

И так, показатели по 1932 году.

Источник	        ЦУНХУ	        Мартиролог
Область		       архив		динамика	общее на адм.ед.
Днепропетровская	43	        48		42	
Одесская	        35	        45		27	
Донецкая	        47	        64		53	

И так, видно, что по 1932 году по всем областям наши расчеты превысили архивные данные, особенно по динамике. Вот и возможный «недоучет». Максимальный коэффициент (расчет/архив) оказался 1,12 по Днепропетровской области, 1,29 – Одесской и 1,36 – по Донбассу.

А вот данные по 1933 году поставили в тупик

Источник	        ЦУНХУ	Мартиролог
Область		        архив		динамика	общее на адм.ед.
Днепропетровская	131	        98		107	
Одесская	        107	        83		54	
Донецкая	        85	        112		89	

По двум областям, исходя из максимальной оценки, архивные данные оказались завышенными!!! И только по Донбассу можно предъявлять претензии в «недоучете». Максимальный коэффициент (расчет/архив) оказался 0,82 по Днепропетровской области, 0,76 – Одесской и 1,32 – по Донбассу.

А чтобы было еще понятнее – рассмотрим помесячную динамику смертности (средневзвешенное на административно-территориальную единицу сельской местности в границах 1933 г.). Красным обозначены наши расчеты по мартирологам, а синим – по архивным данным ЦУНХУ [2 – Л. 57, 61, 63].

Донецкая область

donbass

Днепропетровская область

dnepr

Одесская область

odessa

Для начала разберемся с Донбассом. Обратим внимание, что разница между расчетными данными и архивными и для 1932, и для 1933 гг. практически одинаковая. С одной стороны, вполне вероятно, что именно таким и был тот самый пресловутый недоучет числа умерших по этой области. С другой стороны, по Донбассу при расчетах возникла сложность с учетом именно сельского населения, поскольку именно для этой области в 1932-33 годах по отдельным районам наблюдалась высочайшая урбанизация (число городского населения области почти на миллион превышало число сельского и наблюдалось наибольшее число поселковых советов [3]). Кроме того графики динамики числа умерших практически идентичны (наблюдается только смещение графика по данным мартиролога вверх). Так что, скорее всего, такая разница объясняется не недоучетом, а тем, что в наши данные попали поселки, население которых в 1932-33 году учитывалось как «городское».

А вот с двумя другими областями сложнее. По Днепропетровской и Одесской области в 1932 г. максимальная разница составляет, соответственно, 5,7 тыс. и 27,8 тыс. умерших. Но графики по архивным данным и мартирологам до февраля 1933 года практически совпадают (с небольшими отклонениями для Одесской области). А вот как раз в период с марта по июль 1933 г. и наблюдаются расхождения в графиках. Да-да, именно на период голода. Причем, по Днепропетровской области расхождения таковы, что даже пик смертности по архивным данным четко выражен и смещается на месяц (с апреля на май). Разница эта выглядит как:

месяцы			март	апрель	май	июнь	июль
области
Днепропетровская	2	7	11	10	5
Одесская		3	7	8	7	3

В абсолютных числах по Днепропетровской области разница составляет 27,8 тыс., а по Одесской – 27,4 тыс. умерших (обратим внимание, что эта цифра практически совпадает с «недоучетом» за 1932 год). Т.е. и динамика приписок, и даже абсолютное число «приписанных» – практически одинаковы, а по одной из областей свопадает с «недоучетом» предыдущего года. И как тогда быть с этими областями?

Просто вспомнить материалы независимой проверки 1934 года, в частности, по линии партийного контроля. По результатам этой проверки в докладной на имя тов. Кагановича и Куйбышева, в частности, указывалось [4]: «… УНХУ Украины (Нач. Сектора Канцелярский) путём экстраполяции «установил», что на Украине умерло 1850 т. чел., т. к. УНХУ Украины дополнительно «исчислил» свыше млн. чел. Умерших…»
и «…сотрудник УНХУ Украины 25.XI-1933 г. сигнализировал, что в записи 1933 г. попадает значительное число актов предыдущих лет, в том числе смерти, и ставил вопрос об исключении этих записей из сводок 1933 г., посылаемых в ЦУНХУ. Значительное количество смертей второго полугодия 1932 года попадало в число умерших в 1933 году и извращало естественное движение населения. Однако, зам. нач.сектора т. Курман дал разъяснение УНХУ Украины, что существующий порядок (т. е. включение в данные 1933 года записей предыдущих лет) надо сохранить…»


1. РГАЭ. Ф.1562. Оп.33. Д.2638. Л.173
2. РГАЭ. Ф.1562. Оп.20. Д.41. Л.7
3. Адміністративно-територіальний поділ УСРР. – Харків: ВУЦВК, Радянське будівництво і право, 1933. – С. 7
4. Порочность сводных цифр // Родина. – 2011, № 1. – С. 36-45.
Tags: 1933, голод 1932/33
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments