marina_klimkova (marina_klimkova) wrote in history_russia,
marina_klimkova
marina_klimkova
history_russia

Categories:

Софья Михайловна Салтыкова: Первое замужество

marina_klimkova в Софья Михайловна Салтыкова: Первое замужество
Начало: Софья Михайловна Салтыкова: Роман с Каховским

Незадолго до смерти Петра Каховского, П.А. Плетнев, принимавший дружеское участие в судьбе своей ученицы Софьи Михайловны Салтыковой, познакомил ее со своим другом – Антоном Антоновичем Дельвигом. Эта встреча, как и отношения с Каховским, была тоже пронизана поэзией Пушкина.


К. Шлезигер. Портрет А.А. Дельвига. 1827
К. Шлезигер. Портрет Антона Антоновича Дельвига. 1827


14 мая 1825 года Софья писала подруге Александре Николаевне Семеновой, рассказывая о Дельвиге, которого прекрасно знала по поэтическим произведениям и рассказам Плетнева. Теперь ее повествование было окрашено не «Кавказским пленником», как в случае с Каховским, а романом «Евгений Онегин»:

«…Может быть, я напишу тебе из Царского Села, я туда отправляюсь послезавтра, чтобы провести несколько дней у г-жи Рахмановой. Кстати, я познакомилась с Дельвигом у нее; он привез от Пушкина продолжение «Евгения Онегина» и читал нам его; это очаровательно; там есть детали еще более верные и более комические, чем в первой части; каждый стих достоин того, чтобы быть удержанным в памяти, это поистине восхитительно. Онегин поселился в деревне своего дяди, которого он похоронил и которого он является наследником; описание его деревенских соседей – верх естественности и в высшей степени комично. Невозможно иметь больше ума, чем у Пушкина, – я с ума схожу от этого. Дельвиг – очаровательный молодой человек, очень скромный, но не отличающийся красотой мальчик; что мне нравится, – это то, что он носит очки, – это и тебе должно также нравиться. Так как он часто ездит в Царское Село, m-m Рахманова поручает ему свои письма ко мне, а я передаю ему мои ответы, которые он относит в точности. Он был у нас уже три раза и познакомился с моим отцом, который им очарован. Представь себе, что Плетнев рассказывает ему решительно все, так что Дельвиг вполне знаком с нами – с тобою и со мною…»

Е. Самокиш-Судковская. Иллюстрации к

Через две недели после первого знакомства Дельвиг, сраженный обаянием Софьи Михайловны, сделал ей предложение. На тот раз отец Софьи, наведя справки и получив о молодом бароне самые лучшие отзывы, принял его предложение благосклонно. Софья Михайловна ответила жениху взаимностью в любви, о чем писала 5 июля 1825 года подруге, делясь неожиданным счастьем: «С Дельвигом я забываю все мои горести, мы даже часто смеемся с ним. Как я люблю его, Саша! Это не та пылкая страсть, какую я чувствовала к Каховскому, что привязывает меня к Дельвигу, – это чистая привязанность, спокойная, восхитительная, – что-то неземное, и любовь моя увеличивается с каждым днем благодаря добрым качествам и добродетелям, которые я открываю в нем. Если бы ты его знала, мой друг, ты бы очень его полюбила, я уверена; мы много говорим о тебе. Свадьба наша будет, я думаю, в августе, а может быть, и в сентябре, – что более вероятно».

Е. Самокиш-Судковская. Иллюстрации к

В том же письме Салтыкова упоминала о знакомстве с Евгением Боратынским: «Боратынский здесь, Антон Антонович с ним очень дружен и привез его к нам; это очаровательный молодой человек, мы очень скоро познакомились, он был три раза у нас, и можно было бы сказать, что я его знаю уже годы. Он и Жуковский будут шаферами у моего Антоши».

Е. Самокиш-Судковская. Иллюстрации к

В следующем письме Софья мечтала о счастливой семейной жизни в кругу поэтов. Последнее обстоятельство льстило самолюбию девушки, влюбленной в русскую словесность. Она хотела видеть себя непосредственной участницей самых главных литературных событий: «...общество, которое я буду посещать, будет состоять из писателей; это восхищает меня: это именно тот круг, который я всегда желала иметь у себя, – и вот мое желание исполнилось».

Между тем Дельвиг, получивший согласие Салтыкова, писал родителям в начале лета 1825 года, прося благословения на свадьбу:

«Любезнейшие родители.
Благословите вашего сына на величайшую перемену его жизни. Я люблю и любим девушкою, достойною называться вашей дочерью: Софьей Михайловной Солтыковой. Вам известно, я обязан знакомством с нею милой сестрице Анне Александровне, которая знает ее с раннего детства. Плетнев, друг мой, был участником ее воспитания. С первого взгляда я уже ее выбрал и тем более боялся не быть любимым. Но, живши с нею в Царском селе у брата Николая, уверился, к счастию моему, в ее расположении. Анна Александровна третьего дня приезжала с братом в Петербург и, услышав от Софьи Михайловны, что отец ее Михайла Александрович говорит обо мне с похвалою, решилась открыть ему мои намерения. Он принял предложения мои и вчера позволил поцеловать у ней ручку и просить вашего благословения. Но просил меня еще никому не говорить об этом и отложить свадьбу нашу до осени, чтобы успеть привести в порядок свои дела. Он дает за нею 80-т тысяч чистыми деньгами и завещает сто тридцать душ. Вы, конечно, заключите, что богатство ее небольшое, зато она богата душою и образованием, и я же ободрен прекрасным примером счастливого супружества вашего и тетушки Крестины Антоновны. Между тем я ищу себе места, которое бы могло приносить мне столько, чтобы мы ни в чем не нуждались. Когда вы позволите мне исполнить лучшие желания души моей, то я уведомлю об этом маменьку крестную и тетушек. Признаюсь вам, я так занят ею, что не знаю, что писать вам, как не об ней, об моем счастии. Я бы желал вам описать ее, но лучше вы сами ее увидите: вы верно полюбите ее. Я сказал ей, что вы, папенька, были больны, и она с необыкновенным участием разделяет мое прискорбие и обещалась мне молиться Богу за ваше здоровье. Будьте здоровы, любезнейшие родители, и обрадуйте вашим священным, родительским благословением покорного сына. Барон Дельвиг. 2-го июня 1825 года. Петербург».

Е. Самокиш-Судковская. Иллюстрации к

Несмотря на противоречивое настроение отца Софьи Михайловны, в течение месяца несколько раз менявшего отношение к будущему зятю, 30 октября 1825 года свадьба Дельвига и Салтыковой все-таки состоялась. Евгений Боратынский писал, обращаясь к другу:

Ты распрощался с братством шумным
Бесстыдных, бешеных, но добрых шалунов,
С бесчинством дружеским веселых их пиров
И с нашим счастьем вольнодумным.
Благовоспитанный, степенный Гименей
Пристойно заменил проказника Амура,
И ветреных подруг, и ветреных друзей,
И сластолюбца Эпикура.
Теперь для двух коварных глаз
Воздержным будешь ты, смешным и постоянным;
Спасайся, милый!.. Но, подчас,
Не позавидуй окаянным!

По материалам моей книги «Край отеческий…» История усадьбы Боратынских» (СПб., 2006)
Использованы иллюстрации Е. Самокиш-Судковской к роману А.С. Пушкина "Евгений Онегин"


Е. Самокиш-Судковская. Иллюстрации к
Tags: 19 век, искусство, история, литература, письма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments