zamglavred (zamglavred) wrote in history_russia,
zamglavred
zamglavred
history_russia

Categories:

Николай I и Новый Эрмитаж. 10 лет назад

Выставка 2002 года и художественный альбом.
Каталог выставки в Государственном Эрмитаже Санкт-Петербург, 19 февраля - 12 мая 2002 года. Формат: 22 см x 28,5 см., 184 стр. Издательство: "Государственный Эрмитаж" (2002)

Ровно 150 лет назад пышное придворное празднество ознаменовало открытие Нового Эрмитажа, возведенного по воле Николая I. Прежде знаменитые коллекции имели статус пусть императорского, но частного собрания. В 1852 году в Эрмитаж пустили публику. Так в России появился первый публичный музей. Свой юбилей он отмечает выставкой "Николай I и Новый Эрмитаж", которая открывается в четверг
"Выставкой, посвященной Николаю I, мы стремились передать атмосферу этого трудного и очень увлекательного этапа жизни Эрмитажа. Она напоминает о шедеврах, пришедших в Петербург в середине XIX века, и, увы, о произведениях, покинувших музей в XIX и в XX столетиях", - говорит Михаил Пиотровский. Авторы юбилейной выставки хотели разрушить устойчивые мифы и показать, что шедевры Эрмитажа - заслуга не только Екатерины II, но и ее внука, и что внук вошел в историю не только как "палач декабристов".
Почти все эрмитажные картины Тициана, Мурильо, Веласкеса появились в музее именно благодаря Николаю I. Увлеченный искусством император позвал из Германии одного из лучших музейных архитекторов того времени Лео фон Кленце - и рядом с Зимним появился изумительный дворец в стиле "неогрек". Решив сохранить для потомков первозданные виды залов Нового Эрмитажа, Николай I приказал исполнить акварели. На одной из них знаменитая "Мария Магдалина" Тициана в непривычной сегодняшнему посетителю раме - в той, в которой была привезена из Венеции. По случаю праздника "Марию Магдалину" переодели в ту самую старую раму.

На акварелях Ухтомского, Гау и Премацци изображены картины, которых в нынешнем собрании Эрмитажа больше нет: они были проданы большевиками. Акварели, сохранившие "видеопамять" о проданных шедеврах, в советское время запрещали экспонировать: они выставлены на всеобщее обозрение впервые. "Мадонна Альба" Рафаэля, "Венера перед зеркалом" Тициана, "Благовещение" Ван Эйка и многие другие шедевры, приобретенные Николаем I, были проданы советским правительством (сейчас они находятся в вашингтонской Национальной галерее). "Большевистские продажи стали местью судьбы за продажу при Николае картин, признанных "малоценными", - мрачно шутит Михаил Пиотровский. На аукцион по распоряжению императора были выставлены несколько сотен произведений. Среди них - картины Луки Лейденского, Пьетро Либери и многих других (в прошлом году в Эрмитаж вернулся "Спящий Эндимион" Либери). Самый значительный раздел выставки составляют картины итальянских, испанских и голландских мастеров, приобретенные в 1840-1852 годах, в том числе хрестоматийные - "Непорочное зачатие" Мурильо и диптих "Троица" и "Мадонна с младенцем у камина" Робера Кампена. Есть на выставке и русский раздел. Ведь именно по указанию Николая I в Эрмитаже появились произведения русских мастеров, собранные из Академии художеств и императорских резиденций. Почти вся эта коллекция ныне находится в Русском музее, который также участвует в экспозиции. Правда, гигантские "Последний день Помпеи" Брюллова и "Девятый вал" Айвазовского остались на своих местах в Михайловском дворце, но более "транспортабельные" картины на выставке есть. Есть на ней любимые императором скульптура, предметы декоративно-прикладного искусства и, конечно, нумизматики. Ведь именно Николай издал указ об обязательном экземпляре монет и медалей, который должен был поступать в Эрмитаж. Эта традиция не прерывалась до 1991 года и, возможно, возродится вновь. Кстати, к 150-летию Нового Эрмитажа выпущены юбилейные рубли с изображением его видов и экспонатов.
Известия. 20 февраля 2002 года
Статья называется, конечно же: "В честь "палача декабристов"
А вот, более художественный взгляд
ИМПЕРАТОР ЛЮБИЛ ПОРЯДОК

Сейчас, когда музей празднует свое 150-летие, он весьма разговорчив. А две приуроченные к юбилею выставки особенно познавательны. Они возвращают нас к истокам Нового Эрмитажа, к пристрастиям, заслугам и ошибкам Николая Павловича. Одна из них так и называется "Николай I и Новый Эрмитаж". На ней собраны: - полотна западноевропейских мастеров и русских художников, приобретенные по желанию императора; - акварели, заказанные им же и напоминающие о том, как выглядели залы музея сразу после открытия; - вазы, канделябры, столы из малахита и других цветных камней, созданные специально для Нового Эрмитажа; - мраморные статуи во вкусе Николая I. Конечно, в Александровском зале поместилась лишь небольшая часть коллекций Императорского музеума, но и она выглядит более чем выразительно. Прежде всего бросается в глаза сентиментальность Николая Павловича. Творения мастеров эпохи Возрождения, выбранные им, отличает особая, почти экстатическая эмоциональность, склонность к внешним эффектам, иногда даже некоторая бравурность (может быть, именно она и привлекала любителя военных порядков?). Но среди ярких, динамичных, порой поверхностных холстов встречаются и настоящие шедевры. "Портрет папы Павла III" кисти Тициана доставляет почти физически ощутимое наслаждение благородством цвета. "Портрет старика" работы Гирландайо сковывает взгляд суровым, холодным лаконизмом и неотразимой гордыней Ренессанса. Зато чистые, нежные цвета Робера Кампена трогают сердце средневековой наивностью. А вот большинство собравшихся здесь скульптурных творений балансируют на грани красоты и красивости - опять сладость сентиментов и томная слеза в уголке глаза. Зато всевозможные декоративные изделия готовы подавить зрителя своей роскошью. Для того чтобы выяснить, кто больше достоин восхищения - вы или они, приходится вступать с ними в своеобразное состязание. И они немедленно выигрывают - потому что по-настоящему уверенная в себе личность до подобных споров с безделушками не снисходит. Во всяком случае, наверняка не снисходила в николаевские времена. Совсем с другой стороны характеризуют венценосного заказчика акварели Ухтомского, Гау и Премацци. Они старательно повествуют о тщательности, с которой оформлялись залы его музея, о царившем в нем порядке и о шедеврах, которые висели на стенах (до того как в советское время были проданы). Впрочем, продавать умел и сам Николай Павлович. Его страсть (уже не любовь, а именно страсть) к разумному устройству, к правильности и упорядоченности выразилась в числе прочего и в попытке систематизировать уже принадлежавшие императорскому семейству произведения искусства. Он лично участвовал в осмотре коллекций и лично определял, какие шедевры достойны храниться в его дворцах, а какие нет. К сожалению, императоры тоже ошибаются, и Николай I продавал хорошие картины, потому что считал их плохими. Действительно, наши недостатки всегда являются продолжением наших достоинств. И страсть к порядку тоже имеет свои положительные стороны. О чем недвусмысленно говорит вторая выставка - "Минц-кабинет в Новом Эрмитаже". Она напоминает о том, что этот музей с самого начала задумывался как учреждение не столько развлекательное, сколько поучительное. Он многое показывал, но еще о большем рассказывал - посредством росписей на стенах, статуй в нишах и экспонатов. Так, несколько залов в нем были отведены для книг, а несколько - для коллекции монет, медалей и орденов, часть которой мы можем сегодня увидеть в Двенадцатиколонном зале. Медали и монеты действительно могут рассказать о многом - надо только уметь их слушать. И они напомнят о Полтавской баталии, об учреждении в Петербурге Академии художеств, о счастливом перемещении Гром-камня из лахтинских болот в блестящую столицу... А кроме того, о том, что история не признает ни плохих, ни хороших героев. Она помнит обо всех, и все с ее исторической точки зрения оказываются похожими на медали - то есть двусторонними.
Вот и еще один обзор, строго монархический)

Tags: 19 век, искусство, музеи, самодержавие
Subscribe

  • Ленинград. Здание Ленморпроекта.

    Я уже писал о расположенном на углу Кавалергардской улицы и Суворовского проспекта здании Академии легкой промышленности - эффектном образце…

  • Усадьбы Знаменское-Раек и Прямухино.

    Пришла пора завершить рассказ о поездке в Остров, Торопец и Вязьму. Из Твери наш путь лежал в Питер, но по дороге мы посетили две усадьбы в…

  • Петрозаводск. Площадь Ленина

    Традиционная большая летняя поездка в этом году у меня не состоится, а потому придется заменить ее несколькими маленькими. Одна из них пару недель…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments