Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote in history_russia,
Ярослав Козлов
yroslav1985
history_russia

Освещение биографии В.И. Ленина.

Поддубная Р.П. Роль экспозиции и тематических выставок мемориальных музеев в достоверном освещении биографии В.И. Ленина. // Историческая истина и «момент гипотетичности» в мемориальном музее. Материалы научно-практической конференции, посвященной 60-летию Дома-музея В.И. Ленина в г. Самаре: Самара, 21-22 декабря 1999 г. Самара, 2001. с. 4-19.

В последние годы в газетах, журналах, в учебниках появилось немало «сенсационных документов» и «исследований», в которых фальсифицируется, искажается все, что связано с именем В.И. Ленина. Авторы всевозможных измышлений всячески пытаются навязать населению России, особенно молодежи, слепой негативизм по отношению к В.И. Ленину.
В мощной политической компании «развенчивания Ленина» как личности, «величайшего разрушителя» России участвуют и те, кто сделал себе научную и публицистическую карьеру на брошюрах и книгах прославляющих Ленина.
Е. Яковлев, А. Латышев, Ю. Афанасьев, М. Капустин, Д. Волкогонов вместе со своим идейным вдохновителем академиком А. Н. Яковлевым с целью дискредитации Ленина, советской истории вылили на головы граждан лавину самой низкопробной лжи. Шума, ругани, злобы уже давно через край, но появляются все новые и новые творения, замаскированные под «объективность». На сенсациях, вымыслах, похожей на правду лжи построено немало публикаций, посвященных родословию, личной, частной, интимной жизни Ульяновых. Особенно достается Поволжскому периоду жизни В.И. Ульянова. И это понятно. 23 года Владимир Ульянов прожил в Симбирске, Казани, Самаре. Здесь он родился, учился, принял участие в студенческой сходке, здесь сложились его марксистские убеждения, началась работа по собиранию марксистских сил России, здесь он написал свои первые теоретические работы, начал свою юридическую деятельность.
В 1998-99 гг. появились публикации Ю. Давыдова «Как с Достоевским пили чай» («Огонек», 1998, No45), его же роман «Бестселлер» («Знамя», 1998, No 11-12), Г. Попова «Родословная Ленина («Известия»,1998, 18 апреля), Б. Соколова «Арманд и Крупская. Женщины вождя» (Смоленск, 1999). Не отстают «Московский комсомолец», «Комсомольская правда» и даже «Эксперт». Создано немало так называемых «документальных» и низкопробных телевизионных фильмов и даже рекламных роликов, возводящих хулу на Ленина. Среди телевизионных политологов и обозревателей при упоминании о нем господствует осудительный или иронический тон, ясно показывающий, насколько выше данного исторического лица ставит себя говорящий.[4]
Думаю, что в нашей аудитории нет необходимости останавливаться на проблемах родословия семьи Ульяновых. Кроме того, что это большая, самостоятельная тема, необходимо учитывать и то, что в конференции участвуют опытные исследователи Поволжского периода жизни В.И.Ульянова-Ленина, много лет работающие над документами семьи Ульяновых и Д.А. Бланка, хранящихся в столичных архивах, в Центральном архиве Татарстана. Мы все знакомы со статьями М. Штейна в т.ч. «Род вождя» («Слово», 1991. No2), «О немецких родственнках В.И. Ульянова (Из глубины времен. СПб., 1994 , No3), его книгой «Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима» (Спб, 1997), а также с книгой О. Абрамовой, Г. Бородулиной, Т. Колесниковой «Между правдой и истиной» (М., 1998), в которой подробно изложена история изучения родословной В.И. Ленина.
Вполне соглашаясь с М.Г. Штейном о том, что «историческая правда - основа информации», добавлю, что бог историка, музейного работника - достоверный исторический факт. Следуют ли этому принципу авторы, взявшиеся за новое «свободное» освещение жизни семьи Ульяновых? К сожалению, нет. Да и цели у них совсем другие. Наглядным подтверждением того, что многие авторы, не смущаясь, доводят свои измышления до абсурда, является опус А.П. Кутенева «О чем молчала Мариетта Шагинян? Сенсационные документы о семье Ульяновых»(«Новый Петербург», 27 октября 1995 г.), вскоре перепечатанный в целом ряде газет, в т.ч. в петербургской «24 часа» и самарской «Все и всё».
В интервью газете «Новый Петербург» Кутенев выдал немало действительно «сенсационного материала», основанного якобы на документах, хранящихся в архивах, и ранее не доступных исследователям. Но в предложенном читателям перле никаких документов нет, не названа ни одна дата, так необходимая, когда речь идет о времени бракосочетания, переездов семьи Ульяновых и рождения детей.
Повествуя об интимных связях М.А. Бланк с великим князем, будущим императором Александром III, автор утверждает, что еще до выхода замуж она родила сына Александра, но это вроде не беда, бывает, так нет, она «все испортила» и родила девочку и, чтобы замять скандал, поручили Охранке срочно найти ей жениха, та быстро нашла в Петербурге И.Н. Ульянова. «Ему дали в приданное к Марии Александровне дворянский титул, хлебное место в провинции и молодожены отбыли в Симбирск». Здесь что ни фраза - то неправда, пгусная ложь. Но чтобы замаскировать свои измышления, ввести в заблуждение читателей, мало знающих историю семьи Ульяновых, Кутенев заявляет: «историки никогда не удивлялись и тому факту, что даты рождения[5] двух первых детей Ульяновых предшествуют дате свадьбы Ильи и Марии».
Что ж, обратимся к документам и датам. Мария Александровна Бланк родилась 22 февраля 1835 г. Великий князь Александр, сын Александра II и его супруги Марии Александровны (Максимилианы - Вильгельмины - Августы - Софии - Марии), родился 26 февраля 1845 г. Когда М.А.Бланк в 1861 г. в Пензе познакомилась с учителем Пензенского дворянского института, кандидатом физико-математических наук И.Н. Ульяновым, будущему Александру III было всего лишь 15 лет.
О том, что И.Н. Ульянов, выпускник Казанского университета, в это время жил и работал в Пензе, казалось бы известно всем, особенно тем, кто пишет о семье Ульяновых, но все же подтвердим это следующим документом:
Письмо директора Пензенского дворянского института попечителю Казанского учебного округа
21 октября 1861 г.
Господину исправляющему должность попечителя Казанского учебного округа.
Честь имею представить Вашему сиятельству сочинение старшего учителя Пензенского дворянского института Ильи Ульянова «О грозе и громоотводах», написанное им для произнесения на торжественном акте института,который имеет быть 23 ноября с.г. *
Сочинение это мною пересмотрено, и я нахожу его приличным для прочтения.
_____ * Разрешение было получено 18 ноября 1861 г. ( см.: Юбилейный сборник памяти Ильи Николаевича Ульянова, Пенза, 1925. с.22).
Весной 1863 г. М.А.Бланк и И.Н.Ульянов были помолвлены, а 15 июля М. А. Бланк обратилась к директору училищ Самарской губернии с прошением допустить ее к испытаниям на право первоначального обучения детей русскому, французскому и немецкому языкам. Прошение девицы (подчеркиваю, девицы, а не фрейлины) Марии Бланк сохранилось в Самарском государственном архиве (ГАСО), к нему приколот черновик свидетельства об успешной сдаче экзаменов, подлинник которого находится в РУХИДНИ (ф. II, оп 2, д. I).
Из Самары М.А.Бланк уехала к отцу в Кокушкино, сюда же к своей невесте приехал И.Н.Ульянов, 22 июня получивший назначение старшим учителем математики и физики Нижегородской губернской гимназии. Вскоре состоялось их бракосочетание, что подтверждает документ:
Выписка из метрической книги по Лаишевскому уезду Казанской губернии за август 1863 года. Запись о бракосочетании.[6]
Счет браков / Месяц и день /Звание, имя, отчество, фамилия и вероисповедание жениха и которым браком/ Лет жениха / Звание, имя, отчество, фамилия и вероисповедание невесты и которым браком / Лет невесты / Кто были поручители.

3 /Август 25/ Старший учитель Нижегородской гимназии Илья Николаевич Ульянов. Православного вероисповедания. Первым браком./ 32/
Сельца Кокушкино, дочь надворного советника Александра Дмитриевича г-на Бланк/ Мария Александровна Бланк. Православного вероисповедания. Первым браком /28 /По жениху и невесте поручители были коллежский советник лекарь Степанов Павел Николаев. Коллежский асессор Надеждин. (ЦГА ТАР, ф.4, оп. 1, д. 10, л. 300).

А через несколько дней молодые уже поднимались пароходом по Волге в Нижний Новгород на новое место службы И.Н. Ульянова, где он быстро снискал известность отличного педагога.
14 августа 1864 г. у Ульяновых родился первый ребенок - дочь Анна. Ее восприемниками были старший учитель Нижегородской гимназии В.А. Ауновский и вдова Н.И. Ауновская (мать В.А. Ауновского).
31 марта 1866 г. родился сын - Александр. Его восприемники - старший учитель Нижегородской гимназии М.И. Мальцев и М.М. Марьянова (даты рождения детей Ульяновых даются на основании метрических свидетельств).
А что же великий князь Александр? Он в октябре 1866 г. женился на бывшей невесте своего недавно скончавшегося брата - Догмаре, принявшей имя Марии Федоровны. И, как известно, в отличие от своего отца, был примерным семьянином, большим домоседом. В их семье росло шестеро детей. Правда, пил много.
Несколько слов о дворянском звании И.Н. Ульянова. В РДХИДНИ (ф. II оп.I д. 16) имеется «Формулярный список о службе директора народных училищ, Симбирской губернии И.Н. Ульянова», где четко указываются все его награды и поощрения, в том числе: 26 декабря 1877 г. «награжден за отличную службу чином действительного статского советника», 1 января 1882 г. - «награжден за отличную усердную службу орденом св. Владимира 3 степени». Чин действительного статского советника давал право на звание потомственного дворянина. Последняя награда И. Н. Ульянова - 1 января 1886 г. - «за отличные труды награжден орденом св. Станислава 1 степени». И последняя запись в формулярном списке: 12 января 1886 г. - «состоя на службе, умер».
Кутенев заявляет, что Владимир «вырос озлобленным, возненавидел весь мир. В гимназии он вымещал свою злость на сверстниках,[7] дрался, бил своих супостатов».
Так ли это Обратимся к воспоминаниям одноклассника Владимира Александра Николаевича Наумова. Сын крупного самарского помещика, закончившего юридический факультет Московского университета, член Государственного Совета, министр земледелия России, эмигрант писал: «Вместе учились, вместе экзамены держали и гимназию окончили: Ульянов с золотой медалью, а я — с серебряной. Помню Володю Ульянова: небольшого роста, коренастый, с неправильным веснушчатым лицом, которое украшалось громадным лбом над сидящими под ним маленькими слегка раскосыми глазами. Уже в детстве в нем чувствовалась какая-то внутренняя сила. Пользовался всеобщим уважением. Со всеми был на «вы» и как-то от всех далек. Всегда с какой-нибудь книжкой в руках во время перемен. По нашим гимназическим масштабам он знал все и считался энциклопедистом, его уважали не только ученики, но и педагоги».
То, что воспоминания бывшего предводителя самарского дворянства соответствуют действительности, подтверждает документ:
Список учеников VIII класса Симбирской гимназии за 2-ю половину 1886/87 учебного года, обучающихся обоим новым языкам:
... 25. Наумов Александр
26. Писарев Александр
27. Ульянов Владимир ...

Ведомость о подвергавшихся испытанию и удостоенных аттестата или свидетельства зрелости в 1887 году: «В Симбирской гимназии подверглись испытанию 29 человек, из них гимназистов VIII класса — 27 человек, 2 человека — постороннее лицо.
Удостоены аттестата или свидетельства зрелости 28 человек:
Из них - гимназистов VIII класса — 27 человек, 1 человек — посторонний.
Из них удостоены золотых и серебренных медалей: Золотой медали Владимир Ульянов и серебряной Александр Наумов».
В «Особых замечаниях» записано: Ульянов и Наумов подают наибольшие надежды относительно дальнейших успехов в науках. Оба заявили желание поступить на юридический факультет — Ульянов в Казанский Университет и Наумов — в Московский. Подписал ведомость директор Керенский.
Кутеневу на свой лад вторит известная специалистка по развенчанию «бывших», автор многих некорректных публикаций об интимной жизни вождей Лариса Васильева. Но в отличие от Кутенева, замаскировавшего свои творения под «документальную сенсацию», Васильева откровенно называет свои «источники» познания истории семьи Улья[8]новых. Ее рассуждения на тему «Тайна детей Марии Бланк» с большим количеством фотографий царских семей и среди них всем известная семейная фотография Ульяновых опубликована в «Огоньке» No17 за 1996 г. Она пишет: «Весной 1991 г. в одной интеллектуальной компании услыхала я малоправдоподобную легенду: будто бы мать Ленина, Мария Бланк, до замужества некоторое время была при царском дворе чуть ли не фрейлиной, завела роман с кем-то из великих князей, чуть ли не с будущим Александром II, забеременела и была отправлена к родителям, где ее срочно выдали замуж за скромного учителя Илью Ульянова, пообещав ему повышение по службе, что он регулярно получал в течение всей жизни. Мария родила сына Александра - первого своего ребенка, потом еще много детей уже от мужа, а спустя много лет Александр Ульянов узнал тайну матери и поклялся отомстить царю за ее поруганную честь, став студентом, связался с террористами и покушался на жизнь царя, который и был его подлинным отцом».
Второй источник Васильевой - «Именно автор пьесы «Семья» драматург Иван Попов, друг моего отца на даче... сказал мне (в середине 50-х годов - Р.П.), что Анна у Марии Александровны прижитая. Она как будто дочь кого-то из великих князей».
Третий источник - некая Наталия Николаевна Матвеева из Петербурга, которая сообщила Васильевой свои «достоверные сведения» о рождении детей Ульяновых: «Александр Ульянов родился в 1866 г. от Дмитрия Каракозова, бывшего ученика Ильи Николаевича Ульянова в Пензенской гимназии». А Владимир, - повествует Васильева, пересказывая письмо Матвеевой, - родился от домашнего врача Ивана Сергеевича Покровского, на это даже в его аттестате зрелости имеется намек: «В аттестате Владимира Ильича вместо Ильич было написано Иванович» , а раз так, то от Ивана Покровского. Дмитрий тоже от Покровского, потому, что он стал врачем.
Вот уже поистине три источника осквернения, заляпывания грязью известных не только в России, но и во всем мире людей.
Но Васильева не была бы Васильевой, если бы не продемонстрировала читателю и свое «внимательное» прочтение воспоминаний А. И. Ульяновой - Елизаровой, из которых, как ей кажется, она кое-что все-таки выудила.
Некорректно, глумливо касается она состояния Ульяновых, вызванного тяжелой утратой - внезапной кончиной И.Н. Ульянова. Сколько путаницы, яда в одном только абзаце: «Александр Ульянов был студентом Петербургского университета. Он изучал кольчатых червей и не собирался менять их на революцию. Отец его умер в январе 1886 г. Александр на похороны не поехал - по воспоминаниям Анны Ильиничны, мать не хотела травмировать (?) его и не советовала приезжать, но сама Анна Ильинична на похороны отца приехала. Лето этого[9] года Александр провел с матерью в имении Алакаевка. И, вернувшись в Петербург, стал готовиться к покушению. Что повлияло на него?».
Для чего всё это написано? Чтобы намекнуть читателю, что Александр не сын И.Н. Ульянова. А чей? Пусть сам догадывается, так как в одном месте Васильева пишет, что он сын одного «из великих князей, чуть ли не будущего Александра II», в другом - сын Дмитрия Каракозова, а в третьем - «Александра III». Александр II, как известно из дореволюционных, документальных источников, вступил на престол 19 февраля 1855 г., т.е. за одиннадцать лет до рождения Александра Ульянова. Не был отцом Александра Ульянова и Каракозов - выпускник Пензенской гимназии, знакомый И.Н. Ульянова по Пензе. Учился в Казанском университете, затем перешел в Московский университет. Ульяновы, т.е. Илья Николаевич с Марией Александровной, не жили «тогда в Пензе». Если Мария Бланк в 1861 г. и могла познакомиться с Дмитрием Каракозовым, то это совсем не повод утверждать, что родившийся в 1866 г. Александр - сын Каракозова.
Что касается аттестата зрелости Владимира Ульянова, то в нем, как и во всех аттестатах отчества нет, записано: «Дан сей Владимиру Ульянову православного вероисповедания, сыну чиновника, родившемуся в г. Симбирске, 1870 года, апреля 10 числа, обучавшемуся восемь лет в Симбирской гимназии».
Ульяновы переехали в Симбирск 25 сентября 1869 г. А когда же они познакомились с Покровским? Жаль, что Васильева забыла или не знала, что с марта 1879 г. под гласным надзором полиции в Симбирске находился еще один врач, А.А. Кадян, среди пациентов которого были и члены семьи Ульяновых.
Несколько уточнений в связи с кончиной И.Н. Ульянова. 7 декабря 1885 г. он отправился с проверкой в Сенгилеевский и Сызранский уезды. После осмотра школ в Сызрани, встретился с дочерью Анной, едущей из Петербурга на рождественские каникулы в Симбирск. От Сызрани до Симбирска ехали сутки.
Домой прибыли в среду, 25 декабря на Рождество. Первые дни Нового года напряженно работал над составлением отчета о состоянии народных училищ губернии за 1885 год. 10 января Илья Николаевич заболел. Утром 12 января Анна читала ему служебные бумаги, но заметив, что отцу плохо, убедила прекратить работу. В пятом часу дня вызванный врач Лекгер не успел оказать помощь: Илья Николаевич умер. Три дня нескончаемым потоком шли люди к дому Ульяновых, чтобы проститься с выдающимся педагогом и просветителем и высказать слова сердечного соболезнования. 15 января огромная процессия провожала его в последний путь на кладбище Покровского монастыря.[10]

окончание http://yroslav1985.livejournal.com/144048.html
Tags: Ленин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment