Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote in history_russia,
Ярослав Козлов
yroslav1985
history_russia

Categories:

«Спасибо, что готовы поделиться сведениями». Из переписки М. А. Алданова и Б. И. Николаевского

«Спасибо, что готовы поделиться сведениями». Из переписки М. А. Алданова и Б. И. Николаевского/ Публ. О. Будницкого // Источник.Документы русской истории. 1997 № 2(27) с. 56-76

Марк Александрович Алданов (наст, фам. Ландау) (1886-1957) был, по-видимому, самым читаемым писателем русского зарубежья и одним из немногих, кто умудрялся жить на литературные заработки. Можно спорить о художественных достоинствах его произведений, хотя тот факт, что друг Алданова И. А. Бунин неоднократно выдвигал его на Нобелевскую премию, говорит о многом. Поразительная эрудиция автора цикла из шестнадцати романов, повестей и «философских сказок», охватывающих почти двести лет русской и мировой исто[56]рии со времени царствования Екатерины II до смерти Сталина, и точность исторических реалий в его произведениях вызывают восхищение. Юрий Тынянов говорил, что он начинает там, где кончается документ; об одном из романов Алданова ученик Ключевского и сам блистательный мастер исторического портрета А. А. Кизеветтер писал: «Здесь под каждой исторической картиной и под каждым историческим силуэтом вы смело можете пометить: «с подлинным верно»(1). Кроме повестей и романов Алданов оставил десятки исторических и политических портретов и очерков, рассказы, философские трактаты. Они столь же скрупулезно документированы, как и романы. Большинство из них вошло в изданные недавно в России два шеститомных собрания сочинений Алданова, подготовленные знатоком его творчества А. А. Чернышевым. Представление о технологии работы Алданова дает отчасти его переписка с архивистом и историком Борисом Ивановичем Николаевским (1887-1966). Николаевский был старым социал-демократом: сначала большевиком (1903-1906), затем меньшевиком. Неоднократно арестовывался до революции; в феврале 1921 г. был вновь арестован, на этот раз большевиками, как член ЦК меньшевиков (избран в 1920 г.); после одиннадцатимесячного заключения выслан в 1922 г. за границу; в 1932 г. лишен советского гражданства. Николаевский «постригся в историки» вскоре после Февральской революции; входил в 1917 г. от ВЦИК в комиссию по изучению архива Департамента полиции; в 1919-1921 гг. возглавлял Историко-революционный архив в Москве. После высылки обосновался в Берлине, где принял в свое ведение Русский социал-демократический архив, который приютила германская социал-демократия. Николаевский был одним из основателей журнала «Летопись революции» и одноименной серии мемуаров; к этому предприятию был причастен А. М. Горький. Из личных бесед с ним Николаевский извлек немало ценных сведений, что отражено в публикуемой ниже переписке. С 1924 г. он стал официальным представителем московского Института К. Маркса и Ф. Энгельса в Берлине и собирал для него документы по всей Европе; таковы были сравнительно либеральные нравы в 1920-е годы — характерно, что вплоть до конца 1920-х Николаевский печатал свои работы (разумеется, только на исторические темы) в СССР. Николаевский отплатил германским социал-демократам за гостеприимство сторицей — вывез их архив после прихода к власти нацистов в Амстердам, где сдал его на хранение в Международный институт социальной истории. До 1940 г. Николаевский был директором отделения этого Института в Париже. Одновременно он занимался партийной работой и принимал живейшее участие в издании центрального меньшевистского органа — журнала «Социалистический вестник». В 1940 г. Николаевский, спасаясь от нацистов, уехал в США. Здесь он работал в различных научных и политических учреждениях; последние годы провел в Стэнфордском университете. Гуверовский институт приобрел его колоссальное собрание для своего архива, а сам Николаевский стал его пожизненным куратором. Жил он недалеко от университета, в маленьком городке Менло Парк, в собственном доме. Собрание Николаевского насчитывает 811 коробок документов; несколько десятков из них — его личная переписка. Нередко его «использовали» в качестве живой энциклопедии: феноменальная память и эрудиция Николаевского помогли не одному историку и писателю. Он зачастую слышал и помнил то, что не отразилось ни в каких документах. Среди тех, кого он консультировал, был и Марк Алданов. Ниже публикуется их переписка 1930 и 1956 годов. В 1930 г. Алданов работал над очерком «Азеф» и, естественно, обратился к Николаевскому, не только прекрасно ориентировавшемуся в полицейских архивах, но и черпавшему сведения о «великом провокаторе» из личных разговоров с его второй женой и бывшим шефом — жандармским генералом А. В. Герасимовым. А 1956 год ознаменовался для Алданова публикацией романа «Самоубийство». Главный исторический персонаж «Самоубийства» — В. И. Ленин, загадку личности которого пытался разгадать Алданов. Кстати, Николаевский был среди тех, кто относился к художественному мастерству Алданова довольно сдержанно. Вскоре после смерти своего многолетнего корреспондента он писал Н. В. Валентинову-Вольскому: «Алданова крайне жалко. Не хочется высказывать свое мнение, но боюсь, что писателем-художником он был средним. В нем было больше историка. Он умел работать над материалом (и потому особенно жаль, что он завещал сжечь его записные книги)(2). В переписке Алданова и Николаевского приводятся и анализируются интереснейшие факты, а также нюансы личных взаимоотношений людей, сыгравших столь заметную роль в истории.[57]

Примечания
1. Кизеветтер А. А. Алданов. Чортов мост(рец)//Современные записки. 1926. Кн. 28. С.477.
2. Архив Гуверовского института войны, революции и мира. Стэнфордский университет, Стэнфорд, Калифорния, США. Коллекция Николая Вольского. Коробка 6. Папка 1957-1962. Письмо Б. И. Николаевского Н. В. Вольскому, 30 марта 1957.

I. «Азеф» здесь http://yroslav1985.livejournal.com/144524.html

II. «Самоубийство»

№6
М. А. Алданов — Б. И. Николаевскому
25 сентября 1956
Дорогой Борис Иванович.

Мне очень совестно перед Вами, что я до сих пор Вас не поблагодарил за Ваше письмо о моей статье «Перед Вторым съездом»(1). Я в последние месяцы просто заработался, — все этот роман, занявший у меня два с половиной года труда. Пожалуйста, примите теперь искреннюю признательность и извините меня.
Больше к Вам за справками не обращался. Увидел, что Вам в ответ надо было бы написать на мои вопросы страниц десять, а я не мог так злоупотреблять Вашей любезностью(2). Не спрашиваю поэтому и теперь: роман уже отослан «Н[овому] Р[усскому] Слову»(3). Скажу только, что главные вопросы, с которыми я хотел к Вам обратиться, были: 1) Отношения Ленина с Инессой Арманд(4). Но об этом интимном деле и Вы верно знаете не очень много. Быть может, Вы ее никогда не видели? Я все-таки знал людей, которые немного знали Инессу или хоть видели ее, — главный же печатный источник письма Ленина. 2) Денежные средства. Мне было непонятно, почему партийная касса почти всегда была очень тощей, хотя должны были быть и деньги от займа у англичанина(5), и та сумма, которую все-таки отдал Таратута(6), и значительная, несмотря на арест Литвинова(7) и др., сумма от Тифлисской экспроприации(8), — не говорю уже о деньгах Саввы Морозова(9). Кстати, поверите ли Вы, что я, несмотря на все поиски, несмотря на письма к еще оставшимся родным Саввы Тимофеевича и на полученные ответы, не мог установить точной даты его смерти!! Советские (чрезвычайно краткие) источники указывают только год: 1905. Да и это, кажется, неверно: я перелистал за весь этот год «Новое Время» и «Ниву» и не нашел ни слова. По-моему, это скорее было весной 1906 года? За этот год тоже просматривал газеты, — тоже ни слова. Ездил в Канн, — в отеле «Карлтон» не знают, а в «эта сивиль» справки о смерти иностранцев не вносятся. Еще удивительнее, что в точности не установил и места его самоубийства. Обычно признается этим местом именно «Карлтон», но один из родных сообщил, что это было в вилле под Канн[ом], другой, что это было в Ницце, а Каннский священник о. Николай, зять уже умершего престарелого каннского священника, слышал от него когда-то явно фантастический рассказ о другой не то вилле, не то гостинице в Канн[е]. Пришлось места точно не указывать. Не говорю об их версии убийства Морозова, уж в нее я совершенно не верю.
По-моему, Ваше возражение мне основано отчасти на недоразумении(10). В моем отрывке «Перед Вторым Съездом» я ведь иногда говорю о 1903-ем годе и веду это через Ленина, но иногда говорю от себя о нем: так, например, пишу об его отношениях с Горьким, которого он в 1903 году совершенно не знал(11). Все же не могу согласиться с Вами и в том, что Ленин в 1903-ем году по тону был совершенно другой и что новый тон он принял только в пору своей второй эмиграции. Разумеется, некоторая разница в тоне была, но, по-моему, значительно меньшая, чем Вы пишете. Напомню Вам о письме к Калмыковой от 30 сентября 1903 года, где он не отрицает, что держал себя на Съезде «до чего бешено»: «Было дело, слов нет»(12). Ведь именно Мартов был главным противником(13). И прямые чрезвычайно резкие отзывы о Мартове есть и в Ленинских письмах от 10 ноября 1903 года, от 2-го января 1904 года(14) и др. Кстати, в моем отрывке Ленин от себя говорит (и думает) о Мартове отнюдь не так грубо. Я считался с тем, что это было все-же за несколько дней до Съезда.[67]
Если будете читать мой роман, пожалуйста, отмечайте ошибки и неточности, которые, быть может, найдете. Только ВЫ и можете их найти. Если Вы не найдете, значит, их нет. В газете роман начнет печататься в конце октября. На отдельное издание теперь я надеяться не могу: остались в эмиграции только правые издательства, Гукасовское(15), «Посев»(16), куда я не пойду, если б меня и позвали. Но ведь могут быть иностранные издания.
Как Вы живете? Над чем работаете?
Еще раз очень благодарю и шлю сердечный привет и лучшие пожелания. Очень кланяется Татьяна Марковна(17).
Ваш М. Алданов.
Там же. Folder 20. Машинопись. Подлинник.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. «Перед Вторым съездом» — под таким названием был опубликован в эмигрантской газете «Новое Русское Слово» фрагмент из романа М. А. Алданова «Самоубийство».
2. Алданов писал Николаевскому 19 марта 1956 г.: «Вам грозит получение от меня письма с разными историческими вопросами, на которые только Вы и можете ответить, — заранее прошу извинить за беспокойство. Нашли ли Вы неточности в отрывке «Перед Вторым съездом», напечатанном в новогоднем номере «Нового Русского Слова»?» Николаевский ответил Алданову 24 марта 1956 г., предлагая присылать вопросы: «...охотно отвечу. Я теперь как раз много вожусь с дореволюционными материалами». Однако писатель не стал злоупотреблять любезностью историка. Оба цитируемых письма находятся в собрании Николаевского в Гуверовском институте, коробка 471, папка 20.
3. «Новое Русское Слово» — русская газета, выходившая в США с 1917 г.
4. Арманд Инесса (Елизавета Федоровна) (1874-1920) — член РСДРП с 1904 г.; после революции 1905-1907 гг. в эмиграции. Была одним из самых близких к В. И. Ленину людей.
5. «Займ у англичанина» — в мае 1907 г., когда иссякли средства на проведение V (Лондонского) съезда РСДРП, при посредничестве А. М. Горького и английских социалистов удалось получить заем в 1700 фунтов стерлингов[68] у фабриканта Д. Фелза. По другим данным, он был американцем (см. док. № 8).
6. Таратута В. К. (1881-1926) — большевик; по заданию В. И. Ленина женился на одной из сестер московского фабриканта Н. П. Шмидта (сочувствовавшего революционерам и умершего в тюрьме), с тем чтобы получить его наследство.
7. Литвинов (Баллах) Максим Максимович (1876-1951) — социал-демократ, большевик; был арестован при попытке разменять 500-рублевые купюры, захваченные во время «тифлисского экса», так как их номера были сообщены в европейские банки.
8. Тифлисская экспроприация — ограбление 13 июня 1907 г. на Эриванской площади в Тифлисе, когда боевиками под руководством Камо (С. А. Тер-Петросяна) было захвачено, по разным оценкам, от 250 до 341 тыс. руб. при перевозке денег из почтового отделения в казначейство. «Тифлисский экс» был одним из самых кровавых в истории русской революции.
9. Морозов Савва Тимофеевич (1863— 1905) — текстильный фабрикант, меценат, один из директоров и пайщиков Московского Художественного театра.
10. Алданов имеет в виду следующий фрагмент письма к нему Николаевского от 24 марта 1956 г.: «Ваш отрывок о Ленине читал. Должен сказать, что тон ленинских разговоров мне кажется сгущенным,—особенно для 1903 г. Все верно, он думал именно так, как Вы пишете, но формулировал это осторожнее. Так, как Вы пишете, он говорил только позднее, в годы второй эмиграции, когда рвал на все стороны, — и то лишь в особо острые моменты. В [19]03 г. был много более сдержан. Почему Вы считаете, что перед съездом у него было уже такое обострение против Мартова?»
11. По воспоминаниям А. М. Горького, он впервые встретился с В. И. Лениным в мае 1907 г. на V (Лондонском) съезде РСДРП; по другим данным, их знакомство произошло в ноябре 1905 г.
12. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 46. С. 300. Калмыкова Александра Михайловна (1849-1926) — общественная деятельница, близкая к социал-демократам; оказывала материальную помощь их изданиям, а также материальную помощь большевикам.
13. См. прим. 1 к док. № 5.
14. Имеются в виду письма В. И. Ленина М. Н. Лядову от 10 ноября 1903 г. (Полн. собр. соч. Т. 46. С. 318-325) и в ЦК РСДРП от 2 января 1904 г. (Там же. С. 343-344). В них встречаются такие обороты, как: «Мартов в истерике вопит на тему, что на нас «кровь старой редакции» (с. 318,321); «истерический Мартов» (с. 323); «Сейчас получил корректуру статьи Аксельрода в № 55 «Искры» <...>. Еще гораздо более гнусная, чем статья Мартова («Наш съезд» в № 53)» (с. 343).[69]
15. Гукасовское издательство — по имени владельца Абрама Осиповича Гукасова (1872-1969), нефтепромышленника и финансиста, придерживавшегося правых взглядов.
16. «Посев» — издательство Народно-трудового союза.
17. Татьяна Марковна Зайцева — жена М. А. Алданова.

№7
Б. И. Николаевский — М. А. Алданову
28 сент[ября][19]56

Дорогой Марк Александрович,
постараюсь ответить на Ваши вопросы.
1. Относительно Инессы я не сомневаюсь, что у Ленина был с нею самый настоящий роман. За это говорят письма Ленина с их попытками прятать «ты», переходами на Вы и т. д. Мне рассказывали, что Крупская, узнав, хотела уйти, но Ленин ее уговорил и она подружилась с Инессой. По этим же рассказам Инесса толкала Ленина в направлении непримиримости («бешенства»). — Не совсем ясно, как этот роман согласовать с теми письмами (отрывками), которые опубликовал Алексинский(1) и которые являются подлинными (я в этом не сомневаюсь, но, конечно, больше, чем сомневаюсь в комментариях Алекс[инского]). Инессу рисуют очень веселой, живой, напористой.
2. Савва Морозов умер 13 мая ст[арого] ст[иля] 1905 г., но где точно, не знаю. Дата эта дается в тогдашних письмах Горького, т[ак] ч[то] если и есть ошибка, то в один-два дня. Он прибавляет, что смерть при загадочных обстоятельствах имела место за два дня до того, как была послана телеграмма о ней в Москву. Из литературы о Красине(2) известно, что он был у Морозова за несколько дней до его смерти и получил очередные взносы в кассу ЦК за три месяца (Морозов с 1904 г. вносил по соглашению с Красиным по 2 тыс. р. в мес. сразу платежами за три месяца, — в мае 1905 г. Красин у него был сразу же после 3 большевистского] съезда, кот[орый] закончился 10 мая н[ового] ст[иля]. О Савве Морозове мне очень подробно рассказывал Горький, кот[орый] по моим уговорам написал о нем большой очерк в 1923 г. для берлинской «Летописи Революции»(3). Я этот очерк раскритиковал со стороны фактической неполноты и неточности и уговорил его расширить. Он взялся за это, — в этой связи и был разговор, кот[орый] я, к сожалению, не записал тогда. Он написал очерк-вос-поминания о «двух купцах», — нижегородском Бугрове и московском Морозове(4). О Бугрове у меня сохранилась рукопись, — она мало чем отличается от напечатанного[70] текста. А про Савву я так и не получил переработанного текста (издание было оборвано). Смысл рассказов Горького: Морозова затравила его жена Зинаида, красавица из работниц фабрики Морозова, но настоящая «змея» по характеру, которая вела войну против влияния революционеров на Морозова и уже тогда была в союзе с полицией (позднее она вышла замуж за Рейнбота, быв[шего] московского градоначальника)(5). Морозова запугали арестом за помощь революционерам и преследовали шпионами, кот[орых] оплачивала жена. Он хотел перевести имущество на другое имя, — чтобы не досталось Зинаиде. Это и было причиной его смерти, т. к. Горький думал, что Морозова не то убили, симулировав самоубийство, не то затравили до самоубийства (т[ак] ч[то] слухи, кот[орые] Вам передавал священник, не вполне необоснованы). Он успел только застраховать свою жизнь, выписав полис на имя Андреевой(6) (на 100 тыс., — из них она 60 тыс. передала большевикам, о чем был спор на съезде 1907 г. в Лондоне). Этот полис (Зинаида пыталась его оспорить в судебном порядке, — но без успеха) и выдача денег Красину, по мнению Горького, были последней причиной, которая заставила Зинаиду поторопиться с расправой.
3. Вы смешиваете две кассы: кассу официального] партийного ЦК, в кот[орую] поступили деньги от американского мыловара, давшего в 1907 г. заем на окончание съезда (этот мыловар основал здесь колледж, один из проф[ессоров] которого написал историю займа), — это касса официального] ЦК. В ней денег было крайне мало всегда, — а после 1907 г. она была вообще хронически пуста. Второе — касса тайного Большевистского] Центра(7), в кот[орой] денег было много, — но распоряжался ими Ленин очень прижимисто. От Тифлисской экспроприации поступило 250 тыс. (их привез полностью сам Камо(8), уложив в коробку из-под дамской шляпки) и сдал на даче Ваза в Куоккала лично «финансовой коллегии», которая состояла из Ленина, Красина и Богданова(9), причем из этих денег 150 тыс. были в мелких купюрах, кот[орые] шли в размен без затруднений, и лишь 100 тыс. в пятисотрублевках, №№ которых были объявлены по банкам. После совещания указанной тройки, эти 500-ки решено было отправить заграницу, Крупская и жена Богданова зашили их в старый жилет Лядова(10), который и [...]*
Там же. Машинопись. Копия.

* На этом текст обрывается, второй лист письма не сохранился. — Ред.
ПРИМЕЧАНИЯ
1. Алексинский Григорий Алексеевич (1879-1965, по др. данным — 1968) социал-демократ, большевик, затем меньшевик. Был близок к В. И. Ленину в 1905-1907 гг. В[71] июле 1917 г. заявил, что большевики, в том числе Ленин, агенты германского генштаба. В эмиграции опубликовал воспоминания и ряд других материалов о Ленине, в том числе о его интимной жизни. Оригиналы опубликованных им писем не обнаружены.
2. Красин Леонид Борисович (1870-1926) — социал-демократ, большевик; в 1905— 1907 гг. руководитель военных и боевых организаций большевиков.
3. «Летопись революции» — журнал, выходивший в Берлине в издательстве 3. И. Гржебина. Редактором журнала был Б. И. Николаевский.
4. Очерк Горького «Два купца» не был напечатан в «Летописи революции» в связи с прекращением издания. Очерк о нижегородском миллионере Н. А. Бугрове был опубликован в 1924 г. в «Красной нови» (№ 2). Очерк «Савва Морозов» увидел свет только после смерти писателя.
5. Рейнбот Анатолий Анатолиевич (1868— 1918) — генерал-майор свиты, московский градоначальник в 1906-1907 гг.
6. Андреева Мария Федоровна (1868-1953) — гражданская жена А. М. Горького в 1903-1913 гг., актриса Московского Художественного театра, член РСДРП с 1904 г.
7. Большевистский Центр — организация, стоявшая во главе большевистской фракции формально единой РСДРП в 1906-1909 гг. Руководящую роль в БЦ играли В. И. Ленин, А. А. Богданов и Л. Б. Красин. Распущен в январе 1910 г.
8. Камо (парт, псевд. Симона Аршаковича Тер-Петросяна) (1882-1922) — большевик, один из руководителей закавказских боевиков, организатор нескольких громких ограблений («эксов»).
9. Богданов (Малиновский) Александр Александрович (1873-1928) — социал-демократ, большевик, избирался в ЦК РСДРП на ее Ш-У съездах. Входил в Большевистский Центр. Был ближайшим соратником В. И. Ленина в 1903-1908 гг., затем резко разошелся с ним.
10. Лядов (Мандельштам) Мартын Николаевич (1872-1947) — социал-демократ, большевик, затем «отзовист», член группы «Вперед», меньшевик, с 1920 г. восстановлен в ВКП(б). Автор воспоминаний «Из жизни партии в 1903-1907 гг.» (1926. 2-е изд. М., 1956).

N«8
М. А. Алданов — Б. И. Николаевскому
20 октября 1956

Дорогой Борис Иванович.
Сердечно Вас благодарю за столь интересное письмо. Как жаль, что я к Вам не обратился давно! Я думал, что Вам будет трудно указать мне дату смерти Морозова,—я ведь так долго и тщетно ее искал и к кому только не обращался, а Вы сразу мне указали: 13 мая 1905 года. Я был уверен, что Морозов умер вскоре после московского восстания или[72] тотчас перед ним: ведь почти все версии, которые я слышал, как-то связывали его смерть с этим восстанием. То же мне, в частности, рассказывал и Маклаков(1), у которого Морозов был (с женой) в Париже незадолго до своего отъезда на юг Франции и смерти там. Василий Алексеевич обычно ездил в Париж на Рождество. Оказывается же, что это было в мае! Остается мне все-таки непонятным, почему я ничего не нашел об этом в «Новом Времени» и в «Ниве», перелистав весь комплект! В «Ниве» вдобавок печатались именные указатели за весь год, и там тоже его имени не было. Ошибки в романе я тут не сделал, так как, не зная даты и обстановки смерти Саввы Тимофеевича, я просто отказался от этой сцены и только «пост фактум» упомянул о ней. Если б знал дату, быть может, нашел бы что-либо, хоть несколько слов, во французских газетах. Жаль. Мой роман уже давно, задолго до Вашего письма, отправлен «Новому Русскому Слову», и я больше ничего изменить или добавить не могу. Написал Полякову и просил только изменить два слова. Корректуры мне ведь посылать не будут.
Версию или, вернее, версии УБИЙСТВА Морозова я не раз слышал (Каннский священник сообщил какие-то вполне фантастические подробности). Мне говорили, что убили его: 1) охранники, 2) большевики, 3) врач по поручению либо охранников, либо большевиков. Все эти версии, по-моему, несерьезны, и ни малейшего подобия доказательств в них не было. Думаю, что очень неправдоподобна и версия, сообщенная Вам Горьким. С Зинаидой Морозовой у меня было несколько общих знакомых, хорошо ее знавших и много мне о ней рассказывавших, — особенно Бурышкин(2) и Маклаков. Знали ее и Титов(3), и Сабанеев(4). Никто ее не «идеализировал», но на убийцу вроде леди Макбет она никак, ни малейшим образом, не походила. Действительно, была когда-то «присучалыци-цей» на заводах Морозова, потом вышла за Рейнбота (кстати, ей принадлежало имение Горки, в котором умер Ленин). У Горького могли быть причины называть «змеей» эту глупую женщину и даже приписывать ей убийство. Лично я склонен думать (и мне это не раз говорили), что Савва Тимофеевич покончил с собой из-за «измены» Андреевой, ушедшей от него к его «другу» Горькому. Поэтому, думаю, в интересах Андреевой и Горького было валить все на Зинаиду, — добавьте к этому их богатое воображение. Я их обоих знал, Вы верно их знали еще лучше и спорить об их «воображении» не будете. Поговорили бы [об] этом с Ходасевичем(5), который подолгу у них гостил.
Теперь деньги. Разумеется, я знаю о существовании «тройки» Ленин—Богданов— Красин в Ц.К. и довольно много пишу о ней в романе (пишу даже о перевозке заграницу в жилете Лядова денег от Тифлиской экспроприации описываю и виллу Ваза в[73] Куоккала). Но, во-первых, не все же деньги от разных поступлений шли тройке? А во-вторых, после ссоры Ленина с Богдановым (в письме от начала сентября 1909 года он, Ленин, уже говорил о «банде сволочей Максимова и К»)(6), по-видимому, деньги тройки были разделены? В 1911 году Ленин в письме к Рыкову намекал, что «жулики» оставили [на] свои дела «85.000 рублей от эксов»(7). Если так, то ведь часть денег он должен был оставить и на свои дела?
Я не знал, что человек, давший заем партии, был американец. Кажется, в литературе он везде называется англичанином. Не совсем мне ясно, почему партия вернула эти деньги не тотчас после переворота, а гораздо позднее. Но это, конечно, не важно.
Мне, как и Вам, тоже не совсем понятно, почему уж так «обижают» Таратуту. Ленин называл его «сутенером», а Морис Лапорт в своих воспоминаниях называет его «ле синистр(8) Таратута» и говорит, что он служил в Че-Ка.
Думаю и слышал (от Раппопорта(9) в свое время), что Инесса толкала Ленина не в направлении непримиримости и бешенства, а скорее в обратном. Да это вытекает и из его писем, — хотя бы косвенно.
Еще раз сердечно вас благодарю, шлю самый искренний привет и самые лучшие пожелания, также от Т.М.(10).
Извините, этот листок порвался в машинке.
Там же. Машинопись. Подлинник.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Маклаков Василий Алексеевич (1869-1957) — адвокат, член партии кадетов, депутат трех Государственных дум; в 1917-1924 гг. посол во Франции; с 1924 г. глава Эмигрантского комитета в Париже. Как и Алданов, был масоном; близкий друг и многолетний корреспондент писателя.
2. Бурышкин Павел Афанасьевич (1887— 1953) — промышленник; после 1917 г. в эмиграции. Знаток жизни дореволюционного купечества, автор книги мемуаров «Москва купеческая» (1-е изд. Нью-Йорк, 1954).
3. Титов Алексей Андреевич — инженер-химик, москвич; народный социалист, товарищ министра продовольствия во Временном правительстве. После 1917 г. в эмиграции, жил в Париже.
4. Сабанеев Леонид Леонидович (1881-1968) — историк и теоретик музыки. С 1926 г. в эмиграции.
5. Ходасевич Владислав Фелицианович (1886- 1939) — поэт, литературный критик, мемуарист. С начала 1920-х гг. в эмиграции.
6. Имеется в виду письмо В. И. Ленина А. И. Любимову от начала сентября 1909 г., в котором Ленин, в частности, писал: «Имейте... в виду, что я пишу для «Пролетария» статью, где третирую прямо как каналий эту банду сволочей Максимова и К.» (Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 47. С. 203.). Максимов — партийный псевдоним А. А. Богданова.
7. Рыков Алексей Иванович (1881-1938) — социал-демократ, большевик, неоднократно избирался в ЦК партии. В период партийных расколов после революции 1905-1907 гг. был близок к В. И. Ленину. Письмо Ленина Рыкову от 25 февраля 1911 г., о котором упоминает Алданов, см.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 48. С. 19.
8. Ле синистр — le sinistre (франц.) — зловещий.
9. Раппопорт Шарль (1865-?) — с 1883 г. принимал участие в русском революционном движении, в 1887 г. эмигрировал во Францию, где стал видным социалистическим философом и публицистом; с 1902 г. социал-демократ. Печатался также в российских социал-демократических изданиях.
10. Т. М. — Татьяна Марковна, жена М. А. Алданова.

№9
Б. И. Николаевский — М. А. Алданову
3 ноября 1956

Дорогой Марк Александрович,
знаю, что это совсем не такая приятная вещь, получать поздравления со вступлением в восьмой десяток(1), и именно поэтому так не люблю подобные поздравления посылать, — но и переть против рожна не следует... Зато действительно от всей души желаю Вам здоровья и работоспособности, — ибо знаю, как Вы работаете и как любите работу...
Относительно Зинаиды Морозовой («змеи») я своего мнения не имею, — я только написал Вам, что помнил, про рассказ о ней Горького. Только в этих пределах ручаюсь за правильность моего рассказа. Должен добавить, что Горький приводил рад конкретных случаев «доносов» 3[инаиды] на Морозова (помню, говорил, что она выдала кого-то, кто скры[74]вался у Морозова), — но верны ли были эти случаи, тоже не знаю. Оттенок некоторой неловкости в воспоминаниях Г[орького] про Морозова мне чувствовался и тогда, и было яcно, что этот оттенок связан с указанными Вами личными их отношениями. Но я склонен думать, что объяснять все «любовной лодкой» тоже неправильно: она была, но не одна.
Вы неправильно определяете «тройку» Ленин—Богданов—Красин, как состоявшую в ЦК. В 1906-1907 гг. Ленин в ЦК (избранный на съезд в Стокгольме) не входил. Эта «тройка» была фракционным большевистским] ЦК, который за период «Стокгольмского ЦК» противостоял ЦК официальному, а потом, — после Лондонского съезда и до разрыва Ленина с Богд[ановым] и Красиным, — был т[ак] ск[азать] верховным большевистским] центром, контролировавшим официальный ЦК, который в это время был уже болыпевистским. Этой «тройке» передавались все средства, поступавшие от большевистских] экспроприаций, — поскольку они не оставались на руках у местных организаций. Не большевистских] экспроприаций не было. Экспроприация в Душетском казначействе была делом грузин[ских] социалистов]-фед[ералистов](2), причем, — очень похоже, — из сумм, там добытых, часть попала к той же группе Камо. Экспроприация в Квириллах(3), про которую говорили большевики, была проведена в дни, когда этот город в течении некоторого времени был во власти восставших (декабрь 1905 г.), причем после разгрома восстания деньги были пересланы Кутаисскому к[омитету] РСДРП, кот[орая] тогда была еще едина; этот Кутаис[ский] к[омитет] решил 25 тыс. передать ЦК и 75 тыс. ассигновал на закупку оружия. ЦК тогда (февраль—апрель 1906 г.) был построен на паритетных началах. Именно он принял деньги, — экспроприация в моменты восстания признавалась всеми. От этого объединенного ЦК часть этой суммы перешла меньш[евистскому] ЦК, избранному на Стокгольмском съезде и фигурирует в кассовом отчете последнего (закупка вооружения производилась формально тоже через ЦК, но фактически этим делом ведало Воен[но]-техн[ическое] бюро, которое полностью было в руках большевиков (закупать ездил Литвинов). Другой случай, когда, по утверждениям большевиков, деньги от экспроприации пошли к м[еньшеви]кам, это история с 60 тыс., которые якобы были переданы «агенту ЦК» уральскими большевиками в конце 1906 г. Теперь по рассказам самих же большевиков, это дело выяснено: 60 тыс. р., действительно, тогда были переданы «агенту ЦК», но этим агентом был И. А. Саммер («Любич», он же «Измаил»)(4), большевик, который их передал в кассу Большевистского] Центра, т. е. названной тройке. Касса ЦК не получила ни копейки.
Именно поэтому касса БЦ всегда была богатой, — касса же официального] ЦК совершенно пустой.
Еще более запутана Лениным и его людьми история денежных отношений внутри «тройки». Несмотря на все раскопки, полностью ее выяснить мне не удалось до сих пор, хотя теперь я нашел много новых материалов. Мой вывод из раскопок: Ленин испугался международного скандала, кот[орый] возник в связи с арестами при попытках размена пятисотрублевок(5); одновременно он увидел, что, будучи меньшинством в «тройке», он теряет руководящую роль в большевистской] фракции, — поэтому он решил взорвать прежде всего «тройку», а затем и весь Большевистский] Центр. Философские споры были прикрытием. Вопрос об «отзовизме»(6) Ленин раздувал искусственно, чтобы создать политическую видимость разногласий, ибо его орган[изационно]-финан[совую] сущность он должен был скрывать. «Тройка» существовала с июня 1908 г., когда Дубровинский(7) по подстрекательству Ленина и по его тезисам выступил против философских взглядов Богданова. В августе 1908 г. кассиром Большевистского] Центра официально] был избран Таратута, — это совпало с получением первой половины шмидтовского наследства и сделало Ленина хозяином кассы Большевистского] Центра. Этот последний просуществовал в качестве общего органа с «богдановцами» до июня 1909 г., причем до январской конференции отношения между «ленинцами» и «богдановцами» были относительно мирными (был еще общий враг: меньшевики, пытавшиеся разоблачить все эксистские дела), но после этой конференции внутри загр[аничной] части Большевистского] Центра началась жестокая склока из-за денег, в кот[орой] Ленин прямого участия не принимал, но поджигал своих людей из-за кулис. Зиновьев(8), Каменев(9) и Таратута обвиняли Богд[анова] и Красина в присвоении значительных сумм. Известное основание было: передавая в 1907 г. деньги, Камо заключил с «тройкой» «джентльменское соглашение», что история этих сумм никогда и никому не будет рассказана. В [19]08-09 гг. Камо и целый ряд его друзей сидели в тюрьмах и обсуждение этой истории, конечно, было связано для них с величайшей опасностью. Красин и Богданов организовали им помощь и для этого удерживали некоторую часть «тифлисских» денег. Позднее, когда Ка[75]мо был заграницей (после побега в 1910-11 гг.), Богданов требовал суда, — уже против Алексинского, — и когда такой суд не состоялся, передал дело т[ак] ск[азать] для моральной экспертизы с[оциалистам]-р[еволюционер]ам Натансону(10) и Фейту(11), кот[орые] признали его действия с моральной стороны безупречными (имею этот документ).
Письмо к Рыкову имеет в виду 85 тыс. руб., которые были, по официальным] сведениям, похищены осенью 1909 г. при экспроприации в Миасе, на Урале, уфимскими боевиками (остатки организации братьев Кадомцевых)(12). Этот экс был совершен сторонниками Красина—Богданова, но из похищенных денег до заграницы дошла лишь небольшая часть (точно не знаю ее размеров). На них была создана т[ак] наз[ываемая] вторая партийная школа (т[ак] наз[ываемая] Болонская)(13).
Возвращение денег американцу устроил Рязанов(14), — это было, думаю, в 1924 г. Американец раньше, кажется, не обращался.
Рассказ Раппопорта об Инессе, б[ыть] м[ожет], следует объяснить ее отрицательным отношением к «плехановцам». Вообще же она была на крайних позициях (напр[имер], на совещании в Брюсселе в июле 1914 г.)(15).
Это, кажется, все Ваши вопросы. Еще раз желаю Вам всего лучшего. Мои приветы Татьяне Марковне. Жму руку.
Там же. Машинопись. Копия.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. М. А. Алданов родился 7 ноября 1886 г. по старому стилю.
2. Душетская экспроприация — ограбление казначейства в г. Душете Тифлисской губернии, осуществленное в ночь на 13 апреля 1906 г. группой грузинских «социалистов-федералистов». Было захвачено 315 тыс. руб.
3. Экспроприация в Квириллах — ограбление казначейства в г. Квириллы, осуществленное группой грузинских боевиков-социал-демократов. Было захвачено, по разным данным, от 100 до 200 тыс. руб. Во всяком случае, Центральный комитет, избранный на IV съезде РСДРП (апрель 1906 г.) преимущественно из меньшевиков, получил в свое распоряжение 100 тыс.
4. Саммер И. А. (Любич) (1870-1921) — социал-демократ, большевик. 5. Деньги, захваченные во время Тифлисского ограбления, были по большей части в купюрах 500-рублевого достоинства. Их номера были сообщены в иностранные банки. Большевики попытались разменять 500-рублевки одновременно в нескольких странах, однако эта попытка закончилась арестами.
6. «Отзовизм» — течение в партии большевиков, участники которого после поражения революции 1905-1907 гг. настаивали на сохранении тактики периода революции, призывали отозвать социал-демократических депутатов из Государственной думы. Организационно группа «отзовистов» оформилась в 1908 г.
7. Дубровинский Иосиф Федорович (1877— 1913) — социал-демократ, большевик; на V съезде РСДРП был избран членом ЦК.
8. Зиновьев (Радомысльский) Григорий Евсеевич (1883-1936) — социал-демократ, большевик. С 1908 г. в эмиграции; один из ближайших соратников В. И. Ленина.
9. Каменев (Розенфельд) Лев Борисович (1883-1936) — социал-демократ, большевик. С 1908 г. в эмиграции, где становится одним из ближайших соратников В. И. Ленина.
10. Натансон Марк Андреевич (1850-1919) — революционер-народник, с 1902 г. эсер; входил в состав ЦК партии социалистов-революционеров.
11. Фейт Андрей Юльевич (1864-1926) — народоволец, затем эсер. Входил в ЦК партии социалистов-революционеров.
12. Братья Кадомцевы—Эразм (1881-1965), Михаил (1886-1918) и Иван Самуиловичи, входили в число лидеров уральских боевиков большевистского толка.
13. Болонская партийная школа (ноябрь 1910 — март 1911) была организована лидерами группы «Вперед». Лекторами школы были А. А. Богданов, А. В. Луначарский, Л. Д. Троцкий и др. В. И. Ленин на приглашение читать в ней лекции ответил отказом.
14. Рязанов (Гольдендах) Давид Борисович (1870-1938) — социал-демократ, меньшевик, затем большевик; Николаевский ошибается — долг был возвращен через Л. Б. Красина.
15. Брюссельское «объединительное» совещание, созванное Исполнительным комитетом Международного социалистического бюро для «обмена мнениями» о возможности восстановления единства РСДРП, состоялось 16-18 июля 1914 г. И. Арманд зачитала на совещании доклад, написанный Лениным. Г. В. Плеханов назвал условия объединения, сформулированные в докладе, статьями «нового уголовного уложения».[76]
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment