Дмитрий Верхотуров - Dmitri Verhoturov (schriftsteller) wrote in history_russia,
Дмитрий Верхотуров - Dmitri Verhoturov
schriftsteller
history_russia

Categories:

Тракторизация и электрификация

Товарищ gmorder почему-то считает, что электрификация была побочной темой в коллективизации и развитии сельского хозяйства. Однако, мои изыскания показывают, что реальное положение дел обстояло совсем по-другому. пару фрагментов из моей рукописи о планировании, посвященной этой идее:


Первые успехи подтолкнули плановиков и руководство к форсированию строительства совхозов и темпов коллективизации. В отношении колхозов, которые также должны были стать одной из опор социалистического сектора в сельском хозяйстве, был выдвинут план высоких темпов обобществления крестьянских хозяйств в основных зерновых районах, и планировалось освоение в масштабах СССР силами колхозов около 20 млн. гектар пашни, из них 15 млн. гектар – механизированной тягой, 5 млн. гектар – конской тягой1.
Как видим, сельскохозяйственный план опирался на механизацию, как на основной фактор расширения посевной площади. Тракторизация давала большой выигрыш. Трактор в год обрабатывал 220 гектаров посевов, от пахоты до уборки и обмолота, тогда как лошадьми можно было обработать 6-10 гектаров2. Один трактор заменял до 36 лошадей и открывал возможности запахивать меньшим количеством техники значительную площадь.
Тем более, что в 1928 году у сторонников тракторизации появился мощный аргумент — опыт работы Шевченковской машинно-тракторной станции на Украине. Руководитель этой МТС А.М. Маркевич написал книгу об опыте работы своей МТС, и она произвела настоящий переворот в планировании сельского хозяйства.
В начале 1920-х годов обсуждалась идея создать в деревне «энергетические центры», с помощью которых можно было бы вести обработку земли и перерабатывать продукцию. Первоначально предполагалось создать такие центры на основе электрификации, однако, эта задача оказалась непосильной. В обсуждении этого вопроса многие стали склоняться к трактору, в качестве основного узла сельского «энергетического центра». Только вплоть до 1928 года не было ясности в деле организации такого центра. Опыт Шевченковской МТС дал ответы на основные вопросы, тем более, что А.М. Маркевич серьезно отнесся к своей задаче и дал подробные сведения.
Шевченковская МТС появилась в 1927 году изначально в виде тракторной колонны, созданной про совхозе им. Шевченко, которая занималась обработкой земли за небольшую плату в 250 крестьянских хозяйствах. Сначала было 10 тракторов. Однако, эффект был настолько велик, что уже на следующий год МТС имела уже 68 тракторов и обработала 15 тысяч десятин в 1163 хозяйствах.
На основе этого опыта, Маркевич по-новому подошел к старой идее «энергетического центра» в деревне. Если тогда в крестьянских хозяйствах энергия добывалась внутри хозяйства (рабочая сила, тягловый скот, двигатели, локомобили, трактора), то в рамках предложенного Маркевичем центральное место занимал энергетический центр — источник добывания двигательной энергии. Этот центр обслуживал примерно 40-60 тысяч гектаров в радиусе 12-15 км3. Услуги по обработке земли оплачивались крестьянами по определенным тарифам. Если в работе МТС принимали участие сами крестьяне, то они получал оплату за труд.
По расчетам Маркевича, на создание МТС требовалось примерно 800 тысяч рублей капитальных вложений, из которых 450 тысяч рублей приходилось на трактора. В расчете на гектар — 30 рублей. Итого, МТС должна была обрабатывать 26 тысяч гектаров4.
Предложенная Маркевичем форма механизации сельского хозяйства быстро стала определяющей. 5 июля 1929 года СТО принял историческое решение о создании МТС по всей стране. Основная причина столь быстрого распространения этого опыта состояла не только в тщательных расчетах самого Маркевича (его книга долгое время была справочной для директоров МТС), а в том, что механизация в форме МТС обходилась дешевле, чем механизация отдельных крестьянских хозяйств. По подсчетам М.М. Вольфа, механизация отдельного хозяйства обходилась в 80 рублей на гектар и до 150 рублей с оборотными средствами. Механизация в форме МТС и колхозов — 35-40 рублей на гектар1. Кроме того, обработка тракторами была дешевле. Так, вспашка трактором одного гектара обходилась в 7,9 рублей, а лошадьми — 10 рублей2.
Именно в силу этих факторов план развития сельского хозяйства составлялся под масштабную тракторизацию и включал в себя огромный план освоения 15 млн. гектаров тракторной тягой.


Споры об электрификации сельского хозяйства к первому пятилетнему плану завершились компромиссом, выразившимся в создании теории межселенного энергетического центра.
В этой теории произошло слияние ленинской идеи электрификации сельского хозяйства и практического опыта Шевченковской МТС. Сама терминология пошла от книги Маркевича о работе первой МТС. Суть теории заключалась в том, что между селами, в которых подавляющее большинство хозяйств все еще оставались на тот момент единоличными, создаются государственные предприятия, обслуживающие эти единоличные хозяйства в выполнении полевых работ и переработке продукции. В поле работает трактор, поскольку аналогичных электрических машин к тому моменту создано не было, а в перерабатывающей промышленности — электромотор. «Трактор и электромотор — две равноценных половины одного целого — межселенного энергетического центра, находящегося в обобществленном секторе, но обслуживающего и окружающий район частного сектора. Главнейшие типы этих энергоцентров: электрокомбинат и электро-машино-тракторная станция», - говорилось в первом пятилетнем плане1.
На первом плане, был, конечно трактор. В первом пятилетнем плане были установлены большие задания по распашке земли, и эту работу могли выполнить только тракторные колонны. Трактор резко поднимал энергетику сельского хозяйства. Если в течение пятилетки живая энергия рабочего скота оставалась примерно на одном и том же уровне (12,8 млн. квт в 1927/28 году и 14,8 млн. квт в 1932/33 году, или 21,4 и 25.5 млн. голов соответственно), то количество тракторов резко возрастало. Если в 1927/28 году было 30 тракторов мощностью 296 тысяч квт, то в 1932/33 году их должно было стать 188 тысяч мощностью 2584 тысячи квт2.
Трактор пока не вытеснял живую энергию из сельского хозяйства, но к концу пятилетия механическая энергия должна была составить 14,8% всего потребления энергии в сельском хозяйстве. Дополнительно к тракторам, сельское хозяйство получало еще 1374 тысячи квт различных электростанций. В принципе, электрификация сельского хозяйства в первой пятилетнем плане была сопоставима с планом ГОЭЛРО по мощности сельских электростанций.
Тракторизация была прорывом в вопросе обеспечения сельского хозяйства механической энергией. Во время составления плана ГОЭЛРО это была неразрешимая задача. Потребности сельского хозяйства требовали энергетического источника в поле, компактного и транспортабельного, пригодного для выполнения полевых работ. Трактор как раз стал таким источником энергии, чем избавил советских плановиков и хозяйственников от разработки, производства и внедрения всякого рода электроплугов. Непосредственная электрификация предполагалась только для стационарных объектов: жилых домов, ферм, перерабатывающих предприятий по привычным схемам, поддающимся расчетам и планированию.
Теория межселенного энергетического центра просуществовала недолго, и после разгрома группы Коварского-Вольфа, была фактически отброшена, видимо, как часть вредительского подхода, приведшего к хозяйственной катастрофе в сельском хозяйстве ряда районов СССР. От всего опыта создания таких межселенных центров остались лишь МТС, которые получили четкую специализацию механизации полевых работ. В этом качестве они получили огромное развитие.
Однако, в изначальной версии этой теории, насколько можно судить по публикациям, не ставилось четкого барьера между механической и электрической энергией. Межселенные энергетические центры планировались так же, как и районные электростанции для промышленности и городов. Тракторизация рассматривалась как временный, технически обусловленный компромисс, а в дальнейшем же межселенные энергетические центры должны были стать чисто электрическими, охватывающими полевые работы, перерабатывающую промышленность и коммунально-бытовой сектор.
Рассматривая развитие сельской энергетики с позиций сегодняшнего дня, можно сказать, что подобная редукция межселенного энергетического центра к тракторной МТС была отступлением от идеи всеобщей электрификации. Это обстоятельство серьезно повлияло на дальнейшее развитие сельского хозяйства.



Таким образом, электрификация была вовсе не побочной, а главной темой в развитии сельского хозяйства, поставленной еще в плане ГОЭЛРО. В начале 1920-х годов эту задачу решить не удалось (были только опыты с электроплугом на Бутырском поле), и потому плановики искали способов решить задачу энергетического подъема сельского хозяйства. Обратите внимание, что трактора ввозились в СССР с 1921 года, но сам их ввоз и использование не привели к идее массовой тракторизации сельского хозяйства. Только после того, как опыты Маркевича были объединены с идеями электрификации сельского хозяйства, появился концепт МТС, пригодный для широкого распространения, который очень удачно заполнил пробелы, связанные с электрификацией сельского хозяйства.
Первый пятилетний план четко говорит, как тогда мыслилось сельское хозяйство - электрокомбинат! Электро-машинно-тракторная станция!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments