zamglavred (zamglavred) wrote in history_russia,
zamglavred
zamglavred
history_russia

Category:

Золотые россыпи Империи

В 1831 г. император получил от Министра финансов Канкрина «в день пасхи... золотую плитку в 1 фунт 50 золотников, сплавленную из добытого золота из первоначально открытых в округе Колывано-Воскресенских заводов россыпей».

Современник высоко оценил его усилия по укреплению отечественной экономики: «Канкрин вывел наши финансы и государственное хозяйство из самого бедственного состояния. Он организовал и привел в нормальное состояние наш бюджет»[i]. Другой современник отмечал: «До какой степени благотворна России гениальная его деятельность, о том свидетельствует все, к чему только относились его распоряжения. Открыто множество новых источников доходов; повсюду проявилось движение; промышленность и торговля достигли цветущего состояния; ожило земледелие, лесоводство и горнозаводство»[ii].

Однако именно с горнозаводством, с одной стороны, и с введением серебряного рубля, ‑ с другой – и связана одна из самых серьезных неясностей как финансовой политики Канкрина, так и всего экономического развития России первых двух десятилетий николаевской эпохи. Дело в том, что министерство Канкрина фактически совпадает с периодом выхода России на первое место в мире по добыче золота. Новый способ поиска и промывки т.н. «скрытых россыпей», разработанный в 1810-х гг. уральским инженером Л.И. Бруснициным, начиная с 1820 г. позволяет дать такие темпы прироста золотодобычи, что Россия, в начале XIX века ввозившая золото не только для денежного обращения, но и для технических нужд, и дававшая менее 3% мирового объема добычи, уже в середине 1820-х гг. переходит рубеж в 20% и выходит по золотодобыче на первое место в мире[iii].

Темпы роста кажутся фантастическими. Только за десятилетие 1821-1830 они достигают почти 1000%![iv] А к 1845 году Российская империя – не просто лидер, а фактический монополист в данной отрасли. Одна ‑ она добывает 47% всего золота мира[v]. Правда, вскоре положение кардинальным образом изменяется. Открытие богатейших золотых россыпей в Калифорнии (1849) и в Австралии (1852) снова отодвигает нашу страну за 10%-ную черту. Однако речь здесь идет именно о периоде министерства Канкрина 1823-1844 гг., когда русская монополия золотодобычи (а также добычи менее важной тогда платины) была бесспорной.

В принципе, приведенные здесь данные довольно распространены. Их можно встретить в самых разных источниках[vi]. Однако, когда речь заходит о финансовом аспекте понимания собранной и систематизированной информации о золотодобыче, практически никто почему-то не решается предложить своей оценки. Исключение составляют, пожалуй, лишь некоторые намеки В.В. Данилевского. «До середины XIX в. Россия стала для мирового рынка основным поставщиком «всемирных денег», ‑ пишет он. – Подготавливая Крымскую войну, Пальмерстон и другие главные организаторы ее отлично знали, что если на долю царской России в сороковых годах XIX в. приходилось более 40% мировой добычи золота, то уже в 1852 году империя Николая I давала всего лишь 8,9%...»[vii].

Очевидно, что перед нами не только важнейший и практически неучтенный экономический параметр развития Николаевской России, но и ключ ко многим внутри- и внешнеполитическим проблемам рассматриваемой эпохи. В этой связи, вопросы каким именно образом министр Е.Ф. Канкрин распорядился попавшим в его руки богатством, какую именно пользу оно принесло России – выглядят отнюдь не праздными. Известно, что Канкрин делал небезуспешные (и, к сожалению, быстро свернутые его преемниками) опыты по развитию платинового обращения в России[viii]. Но почему все же металлической основой его денежной реформы послужило не золото, а серебро, добыча которого в николаевской России оставалась на довольно низком уровне, так что его приходилось импортировать? Зачем России, имевшей в руках «живые деньги», понадобились денежные заемы, заключенные им в 1830-40-х гг. в крупнейших банкирских домах Англии и Голландии? Как, наконец, положение «поставщика всемирных денег» влияло на международный статус Николаевского самодержавия, и мог ли Канкрин хоть отчасти управлять этими поставками, извлекая из них определенную выгоду для России? 

Подробное освещение проблемы николаевской золотодобычи и коллекция ссылок.

[i] Ковалевский Ег.П. Граф Д.Н.Блудов и его время. СПб., 1866. С. 150.

[ii] Из речи П.А.Плетнева в Санкт-Петербургском ун-те 3 февраля 1846 г. // Божерянов И.Н. Указ. соч. С. VIII.

[iii] Кеппен А. Драгоценные металлы, их потребление и производительность // Горный журнал. 1880. Т. I. Кн.2. С. 240-271.

[iv] Данилевский В.В. Русское золото. М., 1959. С. 257. Табл.38.

[v] Сравнительная добыча золота в разных странах земного шара в течение нынешнего столетия. // Горный журнал, 1856. Ч. IV. С. 105-109.

[vi] Россия. Энциклопедический словарь. СПб., 1898. С.301-302 и Табл.VIII; Михалевский Ф.И. Золото, как денежный товар. М., 1937. С. 179; Хромов П.А. Экономическое развитие России в XIX-ХХ вв. М., 1950. С. 434-438. Табл. 1; Данилевский В.В. Русское золото. М., 1959; Ламин В.А. Золотой след Сибири. Новосибирск, 2002.

[vii] Данилевский В.В. Там же. С. 257-258.

Внутренние ссылки не работают, но оставлены для справок. Прошу также прощения за плохое качество таблицы
Tags: 19 век, международные отношения, самодержавие, статистика, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments