zamglavred (zamglavred) wrote in history_russia,
zamglavred
zamglavred
history_russia

Categories:

Черных Николай Петрович, мой дедушка вспоминал

...Ну, в общем, ладно, это другой разговор. Дальше. Сорок четвертый год уже. А бегут… Бежит мимо меня в телогрейке солдат – осень еще, там одежда – телогрейка, в сапогах. Пробежал меня,– я говорю, вечерело уже так,– метров десять, остановился и кричит: «Колька, это ты?!» – «Я!» Возвращается – Женька Пешков, сосед через забор. Это нужно, на таком фронте, от Северного моря до Чёрного, встретить человека рядом, с ограды! Это же ужас! Миллионы людей на фронте, и вдруг такая встреча, неожиданная, непредвиденная! «Чё?» – «Драпаем!.. Не успел портянки, на босу ногу сапоги одел и бегу». А я говорю: «А нас заставили закрывать». Вот такая встреча была на переднем крае…
Потом, когда я приехал, значит в сорок шестом, я через забор: «Женька, Женька, я приехал в отпуск. Пойдем, выпьем». Женька приходит; тонкие стаканы, не знаю, есть ли они у вас. Тонкий стакан – 250 грамм, граненый – меньше. Тонкий – 250 грамм, из тонкого стекла, вот как эта рюмка. Литр водки, наливаем по стакану, по полному: «Ну, Женя, давай выпьем за то, что остались живы». По стакану выпили, 250 грамм, разговариваем дальше. Ну, давай, поговорили всё. «Ну, Жень, святой тост – давай за наших погибших друзей» – не чокаясь пьем. Пьем, не чокаемся, за погибших, так, давай. Выпили. Мама смотрит – литра водки нет. «Э-э-э, я пойду, по карточкам выкуплю, в магазин». Иди, мы тут разговариваем, где воевали, то, сё. Приходит,– раз, на стол,– ещё пол литра. Еще пол литра на стол. Наливаем по стакану, выпили, я встаю и говорю: «Ну, ладно, я пойду на железнодорожный вокзал – получать продукты по аттестату». У меня аттестат, я в отпуск приехал – а там и колбаса, и всё-всё-всё. Встал и пошёл.
Мама и говорит: «Приехал пьяница…» Семьсот пятьдесят грамм выпил и пошёл! Вот, ребята… То, не пил ни капли! На выпускном вечере в десятом классе. Она прекрасно знала – убеждённый был! И вдруг, стаканами пьет, понимаешь ли, не хмелеет и, вон, идет. Так вот, жизнь-то всяко получается. И водка-то губит многих. Многих-многих губит. Страшная вещь, не дай Бог в жизни поддаться этому… Человек хочет в вине утопить и горе, и несчастье и всё, все свои невзгоды, но это опасная штука – алкоголь.
А, как остановился? Остановился очень просто – учёба! Потом, когда, расскажу, значит, у меня же жизнь насыщенна вот такими событиями, ещё примеры могу приводить, очень такие, необычные примеры… Вот, значит, да… Вот пил. А потом – учёба в институте – нужно заниматься, не до выпивок. Так. Разве, когда идешь на танцы, для храбрости – да, двести грамм водочки принимаешь, чтобы пригласить девушку! <неразборчиво> Вот такая штука! (смеётся)
Из воспоминаний
записывал я, году в 2005-м
а расшифровывал мой брат Саша уже после смерти, году в 2009-м

фото тоже мое, но взято из газеты "Копейка" №3 от 27 января 2006 года
(по ссылке можно статью прочитать)
Tags: 1940-е, армия, быт, войны, мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments