ihistorian (ihistorian) wrote in history_russia,
ihistorian
ihistorian
history_russia

В СССР 1937-1938 гг. не могло не быть сотен тысяч шпионов.

Оригинал взят у ihistorian в В СССР 1937-1938 гг. не могло не быть сотен тысяч шпионов.
Материал о Сирии, но ведь ihistorian во всем видит связь с 1930-ми гг. Наши "объективисты" уверены, что накануне Второй мировой войны в СССР не могло быть столько шпионов, сколько выходит из официальных документов. Не отвлекаясь на то, что в принципе была массовая фальсификация дел в 1937-1938 гг., за которую кое-кому пришлось ответить, обращаю внимание читателей на данную схему превращения рядового гражданина страны в иностранного наемника:

1) Ситуация кануна войны.

2) Иностранная агентура подбирает на службу наемников из числа граждан. Тут даже не шпионаж уже, а активные боевые действия.

3) Вербуются граждане безыдейные, необразованные, корыстные, склонные к насилию. Распространены родственная вербовка и вербовка "по-знакомству". Легко вербуются уголовники. Между тем наши "объективисты" смеются над тем, что грузчик в поселке Разбитом Краснотульской области объявляется польским шпионом.

4) Даже в рамках крохотной и вполне благополучной Сирии на сегодняшний день трудно отрицать вербовку агрессорами многих тысяч граждан. А теперь помножьте на масштаб СССР и на существующие в СССР 1930-х гг. идущие с гражданской войны, революции, коллективизации обиды, вражду, на когорту националистов, а также на опыт подпольной работы членов различных партий,в том числе ВКП(б).

5) Кстати, понятно, что эта воюющая быдлота ни в каких отчетных документах спецслужб не проходит: расходный материал. А то "объективисты" наивно ссылаются на то, что по документам польской разведки в СССР не числилось столько польских шпионов, сколько расстреляно. Кого там было числить? Вот таких гоблинов, готовых за сто рублей бросить гаечный ключ в работающий механизм?

Ничего удивительного в существовании в СССР иностранной агентуры в размерах сотен тысяч я не вижу.



Оригинал взят у maramus в ANNA: беседы с пленными боевиками в Хомсе
. .Марат Мусин в Пнд, 25/06/2012 - 18:46 Новость: тема тэги гео
png

Западные СМИ для манипулирования людьми других стран целенаправленно формируют определенные наборы стереотипов. Например, относительно Сирии это, прежде всего, утверждение, что кровавому диктаторскому режиму Башара Асада на улицах противостоит сугубо мирная оппозиция. Что граждане вынуждены брать в руки оружие исключительно по причине непрекращающихся расстрелов демонстраций. В свою очередь, это вынуждает все просвещенные и демократические государства помогать угнетаемому сирийскому народу оружием и деньгами.
Однако, насаждаемый стереотип не имеет ничего общего с действительностью. Сегодня на деньги Запада в Сирии исламские радикалы методично уничтожают основы светского государства, регулярно устраивают резню христиан и мусульман прочих направлений ислама. Разрушение инфраструктуры, зверские расправы над сторонниками действующей власти, массовые убийства женщин и детей стали обычным явлением для сирийской свободной армии, что упорно пытаются не замечают на Западе. Бездумно поддерживая сегодня исламских радикалов и террористов в Сирии, Запад завтра сам столкнется с ними у себя дома.
Созданный западными СМИ светлый образ идейного борца за демократию в Сирии, также не имеет ничего общего с действительностью.
Большинство европейцев сочтет страшной сказкой, откровения бандита, который за 15 евро расстреливал проезжающие мимо машины, не задумываясь над тем, кто там в это время находился.
Вот две типичные истории из жизни бандитов попавших в плен. Выражаем благодарность властям провинции Хомс за предоставленную нам возможность свободно побеседовать с этими боевиками. Нетрудно убедиться, что их специально никто не обрабатывал и не пытал.



Первый бандит
Корреспондент Марат Мусин: Ваше имя?
Боевик: Мое имя Имад Кассем Султан. Я родился в 1983 году. Живу в квартале Аль Баяда города Хомс.
Корреспондент: Ваше образование и профессия?
Боевик: Образование начальное – 5 классов, по профессии - таксист.
Корреспондент: Расскажите о своей деятельности в оппозиции.
Боевик: Один раз в ноябре месяце 2011 года я участвовал в оппозиционной демонстрации, которая в пятницу вышла от мечети Аль Рахма. Я кричал лозунги против правительства и Башара Асада. Потом встретился с человеком по имени Махмуд Умар. Он главарь вооруженной группировки, которая охраняла демонстрантов. Он базировался со своей группой в старом здании уголовного розыска в городе Хомс.
Корреспондент: Получали ли вы вознаграждение за эту деятельность?
Боевик: Я получал 1500 лир еженедельно и 1000 лир за каждую военную операцию.
Корреспондент: Кто состоял в отряде?
Боевик: В нем также состояли мои двоюродные братья, и какие - то жители города Идлиба.
Корреспондент: Чем занималась группировка?
Боевик: Мы организовали блокпосты на главных улицах района Байяда в городе Хомс. Я получил автомат АК - 47 от главаря группировки Махмуда Омара, и стоял на блокпосту по 4 часа каждый день около старого здания уголовного розыска города Хомс.
Корреспондент: В каких акциях Вы участвовали, находясь в отряде?
Боевик: Первая операция, в которой я участвовал - это атака блокпоста на площади Каира с трех сторон. В результате нее семь солдат были убиты и несколько ранено. Мы захватили все оружие и боеприпасы с этого блокпоста. Так же мы уничтожили выстрелом из РПГ боевую машину пехоты, которая полностью сгорела. Все солдаты, которые находились в ней, погибли.
Второе, когда я дежурил на блокпосту у старого здания уголовного розыска, мы останавливали все проезжающие мимо машины. Любая машина, которая не останавливалась, обстреливалась. Всего нами было обстреляно свыше сорока машин. Но я не знаю, гибли ли там люди или нет. Я получал 3 500 лир за каждую атаку.
Третье, я принимал участие в похищении 9 женщин. Мы привозили их в расположение отряда в здание старого уголовного розыска и насиловали всей группой. Но мы их не убивали, лишь задерживали до ночи, а потом отпускали.
Четвертое, я участвовал в обстреле машины в районе Аль Баяда, при котором погиб водитель машины - житель Идлиба. Мы увезли его тело к дому Махмуда Амара, где завернули в одеяло, и позже выбросили в христианском квартале.
Еще я участвовал в угоне нескольких машин – мусоровоза, экскаватора, пикапа, такси и асфальтоукладчика.
Корреспондент: Вам не было жалко людей, которых вы убивали?
Боевик: Имам мечети Аль Рахма в Баба Амр Аммар говорил, что религия не запрещает убивать и насиловать людей других конфессий. Те, кто состоит в других конфессиях – это не верующие люди и их надо убивать.

Второй боевик
Корреспондент: Ваше имя?
Боевик: Мое имя Муххамед Гантауи, 1967 года рождения. Я из города Хомс, жил в квартале Баба Амр. Женат, у меня двое детей.
Корреспондент: Ваше образование и профессия?
Боевик: Образование начальное. Ранее был дважды осужден за кражи и рэкет. Я строитель, работал бетонщиком.
Корреспондент: Расскажите о своей деятельности в оппозиции?
Боевик: Я участвовал в оппозиционных демонстрациях, которые выходили из квартала Журет Аль- Араес от мечети Абдулла Бен Зубер и мечети Баба Амр в городе Хомс. Меня уговорил выходить на улицу мой друг Абдульсалям Жунет. Он давал мне 300 лир за каждую демонстрацию. В конце ноября 2011 года он пришел ко мне, и позвал присоединится к вооруженной группировке, которой руководил. Он дал мне АК- 47 с двумя магазинами.
Корреспондент: Чем вы занимались в группировке?
Боевик: Сначала мне сказали, что надо охранять район Иншаат вблизи хлебного завода. За каждый ежедневный ночной выход и три часа дежурства давали по тысяче лир. И я стоял там вместе с человеком по имени Мухамед Хози Мухедер. Когда проходили антиправительственные демонстрации, я шел за демонстрацией и охранял ее. Тогда же я несколько раз стрелял из автомата по сотрудникам правоохранительных органов.
Через несколько недель я стал выходить во время демонстрации и стрелять по демонстрантам, чтобы обвинять власти в убийствах мирных граждан. Вместе с другими людьми из отряда я участвовал в нападении на блокпост. Всего я выстрелил по солдатам около 30 патронов. Еще я участвовал в нападении на государственный продовольственный склад в Баба Амр и получил взамен 100 кг. сахара. Мы организовали блокпосты на дороге, ведущей в район Баба Амр. Останавливали проходящие машины и просили документы. Каждую машину, которая не останавливалась, мы обстреливали.
А потом я участвовал в нападении на блокпост в Журет Аль-Араес и выстрелил по солдатам около 10 патронов. Я получал с каждой из таких операций по 1000 лир. Я участвовал в похищении четырех человек – пассажиров такси в районе Иншаат, у которых забрал 10 000 лир и 2 мобильных телефона, но мы их не убили. За эту операцию в качестве вознаграждения Абдульсалям Жунет дал мне 2000 лир и еще сказал, что будет платить в месяц 500 лир.
В середине февраля я сдал свой автомат Абдульсаляму Жунету и направился в деревню Аль - Гажар, где проживает моя сестра. Я оставался там до июня 2012 года, пока 15 июня не был арестован.
Ссылку на видео дадим позже.
Марат Мусин, Ольга Кулыгина, агентство ANNA-NEWS, Хомс, Сирия




Tags: 1930-е, аналогии, загадка 1937 года, шпионаж
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments