Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote in history_russia,
Ярослав Козлов
yroslav1985
history_russia

Category:

перевод на русский язык Lyandres S. The Bolsheviks’ “German Gold” Revisited

Уважаемые читатели, недавно я анонсировал перевод книги доктора исторических наук Lyandres S. The Bolsheviks’ “German Gold” Revisited: An Inquiry into the 1917 Accusations .University of Pittsburgh: The Carl Beck Series in Russian and E. European Studies,1995. p. 132 (Ляндрес С. К пересмотру проблемы "германского золота" большевиков.Расследование обвинений 1917 г ) http://yroslav1985.livejournal.com/75646.html.
С сегодняшнего дня я начинаю размещение данного перевода в живом журнале. Выражаю благодарность за осуществленный перевод Анне Стоян (http://vk.com/id102101001)

Введение

Вечером 4 июля 1917 года, в разгар антиправительственных восстания, министр Временного правительства юстиции, Павел Николаевич Переверзев,(1) подготовил сообщение для прессы, обвиняя большевистских лидеров в предательской деятельности. Отчет, опубликованный на следующий день утверждал, что Ленин был послан в Россию германским правительством, чтобы обеспечить поддержку для сепаратного мира с Германией и "подорвать доверие русского народа к Временному правительству."(2) Деньги на его деятельность якобы направлялись из Берлина в Петроград, через Стокгольм. В Стокгольме передача была проведена большевиком Якубом Фюрстенбергом (Ганецким) и русско-немецким социал-демократом Александром Израиль Гельфандом (Парвусом). Основными получателями в Петрограде был большевик юрист Мечислав Козловский и Евгения Маврикиевна Суменсон, родственница Фюрстенберг-Ганецкого. Она и Козловский занимались торговым бизнесом, который являлся прикрытием для финансовых сделок с Фюрстенбергом, дабы передача немецких фондов выглядела как законная бизнес сделка.(3)
В опубликованном отчете говорится о двух различных типах доказательств для обвинения. Первое обвинение, что Ленин работал на немцев, опиралось на довольно шаткое свидетельство прапорщика Дмитрия Спиридоновича Ермоленко, который утверждал, что ему сказали об этом, немецкие офицеры разведки в то время когда он был в плену в немецком лагере. Второе обвинение - что большевики получали немецкие деньги - было лучше документально подтверждено перехваченной телеграфной перепиской между теми, кто участвует в денежных операциях между Петроградом и Стокгольмом.(4) Чтобы разобраться в обвинениях, Временное правительство организовало Особую следственную комиссию во главе с Прокурором петроградской судебной палаты, Николаем Сергеевичем Каринским. Комиссия использовала обмен телеграммами в качестве основного доказательства, и через две недели, 21 июля, официально обвинила большевистских лидеров в предательстве.(5)
По данным чиновников контрразведки, которые помогали предварительному следствию, телеграммы на самом деле были закодированной перепиской, и "являлись[1] прямым доказательством связи, существующей между большевиками и вражескими агентами". (6) Эта интерпретация была принята Временным правительством в официальном заявлением, положив тем самым начало судебному разбирательству против большевистских лидеров:
"Из многочисленных телеграмм в руках законной власти было установлено, что постоянная и обширная переписка велась между Суменсон, Ульяновым (Ленин), Коллонтай и Козловский, проживающих в Петрограде, с одной стороны, и Фюрстенбергом (Ганецким) и Гельфанд (Парвусом), с другой стороны. Хотя переписка эта и имеет указания на коммерческие сделки, высылку разных товаров и денежные операции, тем не менее представляется достаточно оснований заключить, что эта переписка прикрывает собою сношения шпионского характера".(7)
Ленин и другие большевистские лидеры категорически отрицали, что торговля была прикрытием для шпионажа, и что телеграммы можно рассматривать как закодированную переписку с немецкими агентами.(8) В то время как публично они предпочли сосредоточиться на дискредитации менее убедительных доказательств против них - таких как свидетельства Ермоленко с чужих слов(9) - в частном порядке они были больше озабочены тем чтобы доказать, что телеграммы не могут служить основанием для констатации получения немецких средств. Из своего убежища в Финляндии, Ленин писал Фюрстенберг-Ганецкому в Стокгольм, требуя, чтобы он опубликовал все телеграммы и предоставил подробное объяснение каждой из них. Хотя Фюрстенберг не последовал просьбе своего лидера, большевики в Стокгольме подготовили дешифровку телеграмм к осени 1917 года, когда был запланирован суд над большевистскими лидерами .(10)
Таким образом, обвинители и обвиняемые предавали большое значение телеграммам. Если первые стремились показать, что телеграммы подтверждают получение немецких денег большевиками через своих скандинавских агентов, последние стремились продемонстрировать, что это была не более чем невинная деловая переписка. Ни одна из сторон, однако, не имела шанса довести свою правоту в суде,[2] так как большевики захватили власть у Временного правительства в октябре. Комиссия прокуратуры была немедленно ликвидирована, а документы, собранные ею оставались недоступными, пока советская власть не рухнула 74 лет спустя. Никаких следов от материалов, собранных большевиками в свою защиту не было найдено. Кроме того, телеграммы не подвергались научной проверки до сих пор.
Советские историки, как правило пренебрегали вопросом о "немецких деньгах". Когда речь идет об июльской кампании они, кажется, следуют по стопам своих большевистских предшественников, проявляя недоверие Ермоленко и его показаниям и относясь скептически к телеграммам.(11) И хотя политика гласности и события августа 1991 года положила конец монополии историков партии по этому вопросу, русские ученые просто начали освобождаться от идеологического прессинга коммунистической эпохи, которые до сих пор препятствовали любому серьезному разговору о "немецких деньгах" 1917 и, следовательно, любому вкладу в разъяснения этого вопроса.
С другой стороны, вопрос о немецкой помощи большевикам всегда был предметом интенсивного научного интереса на Западе.(12) Все основные работы по русской революции (с классического исследования Уильяма Генри Чемберлена, опубликованного в 1935 году до книги 1990-х, Ричарда Пайпса ) касаются этой темы. Но, похоже, нет согласия в литературе ни по размерам немецкой помощи ни по тому каким образом она направлялась большевикам. Некоторые выводы ученых согласуются с утверждениями Временного правительства, что немецкие средства достигли Ленина через бизнес Парвус-Фюрстенберг-Козловского, и что зашифрованные телеграммы были просто прикрытием для этих операций .(13) Другие были более осторожны, отметив сначала, что значение телеграмм ограничено определением адресов и фамилий лиц, которые общались с Фюрстенбергом в Стокгольме, во-вторых, что они лишь "дают возможность предположить, что большевики получали средства от правительства Германии" .(14) Хотя косвенные доказательства могут быть найдены для поддержки обеих точек зрения, обе сомнительны из-за отсутствия конкретной и надежной документации.
Когда дело касается июльских обвинений, западные историки ссылаются исключительно на 29 телеграмм, которые впервые были приведены бывшим главой контрразведки Петрограда,[3] полковником Б. В. Никитиным , в его мемуарах в 1930-х.(15) Эти материалы должны быть обработаны с осторожностью, однако учитывая как их происхождение и то, что они не были должным образом проанализированы. Во-первых, Никитин восстановил их по записям сделанным почти двумя десятилетиями ранее, в 1917 году, когда он получил 29 копий от французской разведки. Во-вторых, французы перехватили их во время передачи, что делает невозможным проверить точность воспроизведения. И, наконец, у Никитина не было достаточно времени, чтобы ознакомиться с документами потому что он получил их лишь незадолго до того, как был отстранен от большевистского дела.(16) Все это может объяснить отсутствие дат и времени отправки 29 телеграмм Никитина. Более того, многочисленные ошибки, неточности и опечатки имен и адресов, упомянутых в них неизбежно привели к ошибочным выводам теми, кто пытается объяснить их значение.(17)
Единственная попытка на сегодняшний день осмыслить и систематизировать 29 телеграмм была сделана историком С. П. Мельгуновым в 1940. (18) Однако учитывая вышеупомянутые недостатки телеграмм Никитина и ограниченность источников , доступных Мельгунову в то время, историк не мог адекватно объяснить содержание телеграмм. В самом деле, он не сделал конкретных выводов относительно того, подтверждают ли телеграммы передачу немецких денег большевикам, утверждая только то, что они представляют собой зашифрованную корреспонденцию, которая могла бы служить прикрытием для подозрительной деятельности.(19)
Ни мемуары Никитина и ни исследования Мельгунова не решили спор о смысле телеграмм. Вместо этого они создали впечатление у последующих историков, что Временное Правительство принимало во внимание только те телеграммы, которые воспроизведены Никитиным.(20) Считается также, что Петроградская контрразведка была единственным учреждением, участвующим в расшифровке телеграмм, и что основные исследования большевистско-германских связей было сосредоточены под руководством Никитина. На самом деле, это была следственная комиссия прокурора Петроградской судебной палаты ( Прокурор Петроградской Судебной Палаты), который руководил первоначальным расследованием. Основные данные для дела пришли через Прокурорскую Коммиссию из Центрального отдела контрразведки Главного[4] Управления Генерального штаба (Главное управление Генерального штаба) в Петрограде, органа, к которому Никитин практически не имел никакой связи. Кроме того, обвинения, выдвинутые против большевиков опирались на 66 телеграмм, которые были получены Центральным отделом контрразведки на Петроградском телеграфе незадолго до июльского восстания.
Копия 66 телеграмм была передана министру юстиции Переверзеву, который использовал их на второй день восстания обнародовав обвинения против большевистских лидеров.(21) В тот же день, 4 июля, Переверзев передал свои копии про-военному социалисту Григорию Алексеевичу Алексинскому, чтобы их опубликовать в прессе. Они появились через неделю в Петроградском журнале "Без лишних слов"(22). Другие копии были направлены Центральной контрразведкой военным агентам (атташе) в Скандинавии с инструкциями для сбора данных о лицах и адресах, указанных в телеграммах. Один такой экземпляр был найден автором в бумагах Русского военного атташе в Копенгагене, генерал-майора Сергея Николаевича Потоцкого, который находится с 1947 года в архивах Гуверовского института Войны, Революции и Мира.(23)
Данная работа направлена, во-первых, обеспечить анализ полных текстов телеграмм используемых Временным правительством в качестве основного доказательства против большевистских лидеров в июле 1917 года. Это потребует определения происхождения и подлинности телеграмм, а также личности людей и событий, к которым они относятся.Во-вторых эта работа оценит, в какой степени содержание телеграмм подтверждает утверждения, что деловые операции между Парвус-Фюрстенберг и Козловским служили прикрытием для передачи немецких денег в большевистскую казну. Наконец, это исследование станет основой для переоценки дискуссии о "немецких деньгах" в историографии современной России.[5]

1. Павел Николаевич Переверзев (1871-1944) принадлежал к народной (не марксистской) социалистической партии. Он был назначен прокурором Петроградской судебной палаты после Февральской революции, был министром юстиции, с мая по июль. Он эмигрировал в Париж, после большевистской революции.
2. Robert Paul Browder and Alexander F. Kerensky, editors, The Russian Provisional Government 1917. Documents (Stanford, 1961), Volume III, p. 1365 в переводе с Живое слово, 5 июля 1917 года.
3. Там же.; Речь июль 1917 г. с. 4.
4. Живое слово, 5 июля 1917 г., с. 2. The Russian Provisional Government 1917, Vol. III, p. 1365. Только часть свидетельских показаний Ермоленко была опубликована, к тому же наименее достоверная часть из них.Что касается дальнейшей информации о Ермоленко,то он позже был признан квалифицированным немецким агентом. См. George Katkov (with the assistance of Michael Futrell), "German Political Intervention in Russia During World War I," in Richard Pipes, ed.. Revolutionary Russia (Cambridge, 1968), pp. 72-4.
5. Русская Воля, 22 июля 1917 г., с. 4. Также см. ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации, Москва), фонд 1826, опись 1, д 1; д. 13, л. 81-112; д. 14, л. 1-5; д. 15, л. 92-160.
6. Некоторые историки приняли эту точку зрения, а также. См., например, Richard Pipes, The Russian Revolution. 1899-1919 (New York, 1990), p. 412). B. Nikitine, The Fatal Years. Fresh Revelations on a Chapter of Underground History (London, 1938), p. 56 Также см. Л. Любимов, "Июльское восстание. П. Н. Переверзев отвечает А. Ф. Керенскому", Возрождение, 17 апреля, 1929, стр. 2-3; "П. Н. Переверзев об июльском восстании 1917 г. (письмо в редакцию)" Последние новости, 31 октября, 1932. с. 2 ; О. Ф. Соловьев «Обреченный альянс. Заговор империалистов против народов России. 1914-1918 гг. (Москва, 1986), стр. 219-220.
7. В переводе в The Russian Provisional Government, vol. III, pp. 1375-6, с Речь, 22 июля 1917 г., с. 5. Также см. Русская Воля, 22 июля 1917 года, с. 4.
8. Новая жизнь , 11 июля, 1917, с. 3; Ленин, ПСС, том. 49, с. 446 ; The Russian Provisional Government, vol. III, pp. 1377-1380 ; Ленинский сборник, вып. XIII (Москва - Ленинград, 1930), стр. 280.
9. См., например, Трибуна, 23 сентября / 6 октября 1917 г., с. 4; Пролетарская революция (далее ПР) № 5 (17), 1923, с. 28; The Russian Provisional Government, vol. III, pp. 1377, 1379.
10. "В. И. Ленин – Заграничному Бюро ЦК.", Ленинский сборник, вып. XIII (Москва - Ленинград, 1930) с. 276; Ю. И. Воробцова Деятельность представительства ЦК РСДРП (б) в Стокгольме (Москва, 1968), стр. 69-70; Первый легальный Петербургский комитет большевиков в 1917 году, с. 282. Также см. Politisches Archiv Auswartiges Amts (Bonn), Weltkrieg Akten, Nr. 2 Geheime (hereafter AA. WK), Bd. 46, 47 July-August 1917; РЦХИДНИ (Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории), Фонд 299. опись 1, дд. 19-20, 31, 44-46, 48, 49, 50, 52, 53
11. Совсем недавнее обсуждение Дмитрия Волкогонова о "немецких деньгах" большевиков представляет собой единственное достойное внимания исключение в значительном объеме русской литературы на эту тему. Тем не менее, несмотря на разрекламированный "полный доступ" к секретным советским архивам, интерпретация Волкогонова июльских телеграмм основывается прежде всего на вторичных источниках ранее опубликованных на Западе. (См. Дмитрий Волкогонов, Ленина.. Политический портрет В двух книгах[М., 1994], т. 1, стр. 197-232; 443-446) Кроме того, его часто некритическая и недостаточно обоснованная трактовка соответствующих источников подрывает его общее обсуждение на тему о немецких деньгах. Приведу только один пример, Волкогонов рассматривает в качестве подлинных и принимает за чистую монету содержание некоторых из подделок от пресловутой "Сиссоновской коллекции" документов, известных как немецко-большевистская конспирация (См. Дмитрий Волкогонов, Ленин, том 1, с. 220 и The German-Bolshevik Conspiracy [War Information Series, no. 20, October 1918. U.S. Committee on Public Information], part 1, docs. 1-3.). Кроме того, см. М. Покровский, "Противоречия г. Милюкова" , Красная новь. (Москва),№. 2, июль-август 1921 г., стр. 284-300, В. Владимирова, "Июльские дни 1917 года", ПР, 5 (17), 1923, с. 3; О. А. Лидак "Июльские события 1917 года", Очерки по истории октябрьской революции, под ред. М. Н. Покровского (Москва-Ленинград, 1927), вып. 2, с. 333; Эрнест Генри (псевдоним С. Н. Ростовский), Профессиональный антикоммунизм. К истории возникновения (Москва, 1981), с. 52-53; Н.Н. Ансимова, Борьба большевиков против политической тайной полиции самодержавия(1903-1917) [Свердловск], 1989, с. 133; А.М. Совокин , "Миф о немецких миллионах " Вопросы истории КПСС, №. 4, 1991 год.
12. См., например, Z.A.B. Zeman, Germany and the Revolution in Russia 1915-1918. Documents from the Archives of the German Foreign Ministry (London, 1958); Werner Hahlweg, Lenins Ruckkehr nach Russland 1917. Die deutschen Akten (Leiden, 1957); Fritz Fischer, Griff nach der Weltmacht. Die Kriegszielpolitik des kaiserlichen Deutschlands 1914-1918 (Dusseldorf, 1961); Michael Futrell, Northern Underground. Episodes of Russian Revolutionary Transport and Communications through Scandinavia and Finland, 1863-1917 (London, 1963); Stefan Possony, Lenin: The Compulsive Revolutionary (Chicago, 1964); Scharlau, W.B. and Zeman, Z.A.B., Freibeuter der Revolution. Parvus-Helphand: eine politische Biographie (Cologne, 1964); Georges Bonnin "Les Bolcheviques et l'argent allemand pendant la premiere guerre mondiale," Revue Historique (Paris), no. 89, vol. CCXXXIII (1965), pp. 101-126; Leonhard Haas, Carl Vital Moor. Eirt Leben fur Marx und Lenin (Zurich, 1970); Alfred Erich Senn, The Russian Revolution in Switzerland 1914-1917 (Madison, 1971); Willi Gautschi, Lenin als Emigrant in der Schweiz (Zurich, 1973); Hans Bjorkegren, Ryska Posten, De ryska revolutionarerna i Norden 1906-1917 (Stockholm, 1985); Robert Service, Lenin: A Political Life. Volume 2: Worlds in Collision (Bloomington, 1991) См. также Jerry H. Hoffman, "The Ukrainian Adventure of the Central Powers, 1914-1918," unpublished PhD dissertation (University of Pittsburgh, 1976) and Seppo Zetterberg, Die Liga der Fremdvolker Russlands 1916-1918 (Helsinki, 1978).
13. См., например, Helga Grebing, "So macht man Revolution!", Politische Studien, Heft 91, November, 1957, pp. 221-234; Richard Pipes, The Russian Revolution, p. 412; Волкогонов, там же, том. 1, стр. 208-211.
14. См., например, Alexander Rabinowitch, Prelude to Revolution. The Petrograd Bolsheviks and the July 1917 Uprising. (Bloomington, 1968) pp. 191-192, 285-6; Helena M. Stone, "Another Look at the Sisson Forgeries and Their Background," Soviet Studies, vol. XXXVII, no. 1, January 1985, p. 91.
15. Б.В. Никитин, Роковые Годы (Новые показания участника) (Париж, 1937), стр.111-114. Никитин написал большую часть своих мемуарах до 1929 года. Семь глав,посвященных восстанию июля впервые появились в парижских Последних новостях(далее ПН), чтобы отметить пятнадцатую годовщину этого события (ПН 16 июля1932 года, стр. 5, 23. Июля 1932 года, стр. 2, 25 июля, стр. 2-3, 2 августа, стр. 2-3, 8 августа, стр. 2-3, 16 августа, стр. 2-3, 22 августа, стр. 2-3, 30 августа, стр. 2 -3; 16 сентября, стр. 3,. 23 сентября, стр. 2-3;. 4 октября, стр. 2-3 см. также ПН 17 июля1932 года, стр. 4).. В 1937 году мемуары были опубликованы в полном объеме ввиде книги. Английское издание книги появилось годом позже. (B.V. Nikitine, The Fatal Years. Fresh Revelations on a Chapter of Underground History (London, 1938). Запись из частей текста, с поправками автора, были сохранены в архиве газеты Последние новости в коллекции В. И. Николаевского. См. раздел "Office File of Последние новости ", Box 641, f. 32, Hoover Institution Archives (hereafter HA), Stanford University). В данной работе цитаты приводятся с посыланием на книгу мемуаров.
16. См. Л. Любимов, "Июльское восстание большевиков. Беседа с Б. В. Никитиным ".Возрождение, 27 апреля 1929 года, стр. 2-3; Б. Никитин, "Ответ журналисту К. (письмо в редакцию)", ПН, 8 ноября 1932 г. р. 4; Никитин, Роковые Годы, стр. 186, 259;Соловьев, соч. соч., стр. 219-220. Также см. РЦХИДНИ, ф. 17. оп 1а, д. 379 ("Дело Петроградской контрразведки").
17. См., например, телеграмма 10 на с. 31 этого документа и С. П. Мельгунов,Золотой немецкий ключ большевиков (Париж, 1940), с. 112. Сравните, например,телеграмму 34 на с. 59 этого документа с соответствующей телеграммой в книге Никитина (Никитин, Роковые Годы, с. 113. Также см. Мельгунов, цит. соч., С. 106).Сравните также телеграммы 4, 9, 11, 19, 24, 26, 28, в Никитин, Роковые Годы, стр.112-114, с соответствующими телеграммами 13, 30, 37, 56, 61, 63, 65 в этой работе (стр. 37, 55, 61, 81, 87, 89, 91).
18. С. П. Мельгунов,Золотой немецкий ключ большевиков (Париж, 1940), с. 104-116
19. Там же., стр. 106, 110-112, 115.
20. Как отметил недавно один историк, что "дело против большевиков базировалось на двадцати девяти перехваченных телеграммах". (Stone, Soviet Studies, p. 90). Также см. Rabinowitch, Prelude to Revolution, p. 192; Zeman and Scharlau, The Merchant of Revolution, p. 225.
21. Г. Алексинский, «Мое свидетельское показание. К опубликованию данных по делу Ленина и других ". Без лишних слов (далее БЛС) № 3, 27 июля 1917 года с. 8.
22. БЛС, № 1 11 июля , 1917, стр. 3-4, №. 2, 19 июля, стр. 3.
23. Collection Pоtotskii, S.N., Office File, Russian Imperial Military Attache. Copenhagen, 1903/1944. Box 28, file 20, pp. 40-64, HA. Кроме того, отдельный набор из 66 телеграмм в работах Потоцкого, существуют копии нескольких десятков телеграмм, в которых упоминаются лица, подозреваемые Центральной контрразведкой в связях с немцами . Копии Потоцкого были сравнены с экземплярами хранившимися в недавно открытых государственном архиве России и в бывшем партийном архиве(см. ГАРФ, ф 1826, оп 1, дд 14, 15; РЦХИДНИ ф 4, оп 3, д 39, л. 119-126), будут использованы в данной работе.

продолжение следует
Tags: 1917, Октябрьская революция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment