Ярослав Козлов (yroslav1985) wrote in history_russia,
Ярослав Козлов
yroslav1985
history_russia

Дзенис О. П. Как мы брали 25 окт. Зимний дворец.

Уважаемые читатели, впервые в интернете размещаю статью - Дзенис О. П. Как мы брали 25 окт. Зимний дворец.(наброски участника) // «Правда», 6—7 ноября 1921. № 257 с. 7

Дзенис Освальд Петрович, 1896 г. р., уроженец г. Рига, латыш, член ВКП(б) в 1915-1936 гг., комиссар Павловского полка и участник штурма Зимнего дворца в 1917 г. в Петрограде, президент Украинской Ассоциации марксистско-ленинских институтов (УАМЛИН), член ЦИК УССР, проживал: г. Киев, ул. 25 Октября, д. 40, кв. 23. Арестован 9 ноября 1936 г. Военной коллегией Верховного суда СССР 9 марта 1937 г. приговорен за "участие в антисоветской террористической группе" к высшей мере наказания. Расстрелян в г. Москва 10 марта 1937 г. (Донское кладбище.) (Источник: http://visz.nlr.ru/searchword.php?qs=%EB%E0%F2%FB%F8&rpp=20&p=67 )

Как мы брали 25 октября Зимний дворец (наброски участника)

За несколько дней до октябрьского переворота почти во все крупные части петроградского гарнизона - гвардейские резервные полки, военные училища и т. д. были назначены постановлением военно-революционного комитета комиссары Петроградского совета. Роль их сводилась к подготовке предназначенных к активному участию в перевороте частей, к руководству их действиями во время намеченного переворота и к обезвреживанию действий и распоряжений штаба Петроградского военного округа. Большая часть этих комиссаров рекрутировалась из молодых офицеров — большевиков, активных работников военной организации при ЦК, только недавно выпущенных под залог партийной организации из тюрем, где они сидели по обвинению в активном участии в событиях 3-5 июля. Я был назначен в гвард. Павловский полк.
Дни пролетали быстрее. Делегаты на 2-й Съезд Советов съезжались. После состоявшегося недавно перед тем — 18 и 19 октября — собрания активных работников петроградской организации — всем было ясно, что переворот неизбежен, что он будет и к нему нужно во что бы то ни стало подготовиться. Это убеждение вкоренялось в голову каждого солдата, и мысли и взоры всех были обращены на предстоящее открытие съезда. В полках происходили собрания и митинги, на которых кроме местных ораторов выступали также приехавшие на съезд делегаты - большевики с фронта и из провинции. Так подошло 24 октября, — канун знаменитых событий, день, когда внимание и ожидание достигли наивысшего напряжения.
«Разводят мосты», — вот тот сигнал, который развязал эту напряженность и после которого уже можно было сказать: столкновение началось. Временное правительство, прекрасно сознавая, что работа 2-го съезда советов неизбежно будет связана с открытой вооруженной борьбой за власть, зная и видя, что в частях гарнизона ведется непрерывная организационная подготовка к выступлению, собрало к Зимнему дворцу и в прилегающие к нему здания на Дворцовой площади несколько школ прапорщиков, в том числе Ораниенбаумскую, Гатчинскую и др., женский батальон из Парголова, три сотни 3-го Уральского пехотного казачьего полка и батарею Михайловского артиллерийского училища. Часов в 6 вечера 24-го, чтобы затруднить сообщение между частями города и, в частности, чтобы разъединить Петроградскую сторону с Петропавловской крепостью от центральной части Петрограда, оно отдало приказ развести мосты.
С этим сигналом прибежали в штаб полка взволнованные товарищи. Не прошло и получаса, как патруль, посланный к Троицкому мосту со стороны Марсова поля, донес, что «пришли разводить». Пришлось дать приказ одной из рот о занятии моста. Полуроты расположились на обоих концах моста. Вскоре одну из них, на Петроградской стороне, заметили самокатчики, стоявшие тогда во дворце Кшесинской.
Настроение было тревожное, и тревога росла с каждым часом. Весь полк был на ногах и дежурил, несмотря на то, что одной части было разрешено отдыхать. Часам к 9-ти веч. я выслал патруль по ближайшим, прилетающим к Дворцовой площади улицам со стороны Марсового поля с задачей войсковой разведки — доносить о всех замечающихся приготовлениях противника. Часам к 11-ти патрули, стоявшие на Миллионной улице, обратили особенное внимание на большое количество выезжающих с Дворцовой площади от Зимнего дворца автомобилей. Выставили заставы, и было отдано распоряжение впредь задерживать и опрашивать все проезжающие автомобили и проходящих людей. в целях проверки документов и задержания подозрительных.
Не прошло и пяти минут после отдачи этого распоряжения, как вводят в клуб полка (где мы с полковым комитетом расположили оперативный штаб полка) среднего роста, с небольшой сединой, человека в штатском. Оказывается, он задержан вместе с своим автомобилем при выезде с площади на Миллионную. Спрашиваю документы. Оказывается, подполковник Сурнин, начальник контр-разведки штаба Петроградского военного округа. Немедленно на его же автомобиле отправляю его в Смольный в распоряжение Ревкома.
Только что успели его отправить, вводят одного за другим двух новых — министра вероисповеданий Карташева и товарища министра финансов. Арестовывать или нет? Военно-революционный комитет до сих пор на наши настойчивые запросы упорно отмалчивается: видимо, ему некогда. Решаю — раз уже начали, нужно продолжать. И эти также отправляются в Смольный под надзором председателя полкового комитета тов. Летунова. Но дальше уже редко кого из задержанных пришлось отправлять в Смольный, больно уж много стали задерживать. Менее важных отпускали, высшее офицерство штаба округа и Главного штаба заключали в «общую камеру» — буфет клуба полка.
Ждем ответа от Ревкома. Наконец привозят два, один за другим, две записки, написанные т. Подвойским. Первая: арестом начальника контр-разведки Сурнина ревком весьма доволен; его, оказывается, уже посадили куда следует. А вторая записка — сюрприз: Ревком оказался, по его мнению, слишком рано поставленным перед фактом начала столкновения; он пока еще не знает, когда именно начнутся действия. но как бы то ни было — не ранее другого дня, т.-е. 25-го октября. Аресты и притом, таких крупных фигур, как министров временного правительства, он считает слишком преждевременными действиями, вызывающими в противнике тревогу и внимание. Предлагают аресты прекратить и заставы снять. Однако, то обстоятельство, что нашими разведчиками (хоть слабую, но всё же некоторую разведывательную службу нам удалось организовать) было замечено оживление среди войск временного правительства, также весьма серьезно подготовлявшихся к столкновению, заставляет нас на этот раз ослушаться Ревкома и провести его указания лишь частично. Задерживание лиц, выходивших из дворца и прилегающих к нему правительственных зданий, продолжается. Арестованные помещаются в клуб полка: там их к 12-ти часам дня 25 октября набралось человек до 200. Но товарищи не хотят ограничиться одним задерживанием проходящих и просят разрешения снимать посты юнкеров. Оказывается, временное правительство уже выставило посты и со своей стороны. Результаты тут же оказались.
Вот картина на Миллионной. Недалеко от нашей заставы, шагах в 25 — 30, стоит часовой с подчаском. Трое павловцев ухитрились обойти их с тыла и внезапно подходят сзади. Раздается крик: «Руки вверх, бросай винтовки!», и юнкера захватываются оба живьем, без шума. Так в нескольких местах (между прочим, у певческой капеллы на Мойке) в течение ночи удалось снять целый ряд постов. Часов около трех утра был снят таким же образом часовой с подчаском и вдобавок, вместе с ними, караульный начальник.
Часам к двум я получил от Военного Революционного Комитета записку, что нужно заставу усилить и организовать фактический контроль проходящих и проезжающих. Но было уже поздно: во дворце спохватились и никто из более влиятельных лиц уже не решался оттуда выходить.
Так прошла вся ночь с 24 на 25-е октября. Лишь утром, когда я направился в Ревком для участия в выработке плана предстоящих действий и для получения дальнейших директив, мы узнали, что начало столкновения было положено не только нами. но и у телефонной станции, которую пришлось отбить у юнкеров с боем, ибо, заняв ее. они немедленно выключили все телефоны, за исключением нужных правительству и лишили Ревком всякой связи. Это событие и заставило Ревком отдать ночью же распоряжение со своей стороны о выставлении застав, контроле проходящих и т. д.

продолжение http://yroslav1985.livejournal.com/97973.html.
Tags: 1917
Subscribe

  • Архив Ивана Ильича Ильина. Часть 2

    В свое время я уже выкладывал у себя в блоге несколько документов из личного архива Ивана Ильича Ильина, подаренного мне глубокоуважаемым…

  • Выставка в Манеже "Петербург. 2103".

    Сегодня в Манеже открылась выставка "Петербург. 2103" (как сказано в аннотации на сайте "выставка о настоящем, прошлом и будущем…

  • Архив Ивана Ильича Ильина. Часть 1

    Одно из важных удовольствий, получаемых от блоггерства - подарки людей, которые читают твой блог. Один такой подарок я получил совсем недавно.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments